Линкор «Крунан» – хрупкая гордость шведского судостроения

Статьи Общество, Линкор «Крунан» – хрупкая гордость шведского судостроения | Линкор «Крунан» – хрупкая гордость шведского судостроения
Фото: Художник Клаус Минишен. Эландское сражение 1 июня 1676 года в Балтийском море. 1686 г.

Гибель гигантского линейного корабля «Крунан» стала одной из крупнейших катастроф в истории военно-морского флота Швеции

1 июня 1676 года в Балтийском море к югу от шведского острова Эланд (Öland) сошлись две эскадры – шведская и объединённая датско-голландская. Началось сражение, получившее название «Эландского».

Оно было частью датско-шведской войны 1675—1679 годов, в ходе которой датчане пытались вернуть себе расположенную на юге Скандинавского полуострова провинцию Сконе, утраченную ими в ходе датско-шведской войны тридцатью годами ранее.

В Эландском сражении шведскую эскадру возглавлял адмирал-генерал Лоренц Крейц старший (Lorens Creutz den äldre), а его противниками командовал адмирал Нильс Юэль (Niels Juel).

Несмотря на то, что датчан в этом сражении поддерживал сильный флот Нидерландов, численный перевес был всё же на стороне шведов: 57-ью их кораблям, оснащённым 2194-мя пушками, противостояли 42 судна союзников с 1727-мью орудиями.

Флаг командующего шведской эскадрой развивался над линкором «Крунан» («kronan», в переводе со шведского означает «корона»).

Это был один из крупнейших боевых кораблей своего времени, гордость не только эскадры, выставленной королевством против южных соседей, но и всего шведского судостроения, олицетворение мощи военного флота страны.



Спущенный на воду в 1672 году после четырёх лет строительства, флагман был настоящим гигантом. Длина его палубы составляла 54 метра, ширина – 13 метров. Верхушки мачт возвышались над водой на 66 метров – на высоту современного 20-этажного дома. Водоизмещение «Крунана» составляло 2300 тонн.

«Санта-Мария», самая крупная каравелла первой экспедиции Христофора Колумба во время которой он открыл Америку, имела водоизмещение лишь 200 тонн. Для постройки «Крунана» понадобилось вырубить не меньше 10 гектаров дубового леса.

Команда линкора состояла из 500 человек. Помимо их корабль мог взять на борт еще 350 солдат. «Крунан» был вооружен 105 орудиями, расположенными в три ряда по каждому борту. Конструкция позволяла усилить артиллерийскую мощь корабля до 126 пушек.

«Крунан» строился по необычному для шведского флота проекту. До него королевские военно-морские силы заказывали суда голландского типа – с широким плоским днищем и небольшой осадкой (так называется глубина, на которую корпус погружается в воду), что было удобно при плавании в мелких Балтийском и Северном морях. В других частях Мирового океана шведские моряки почти не бывали.

«Крунан» строился по английской технологии. Работами руководил британец Фрэнсис Шелдон (Francis Sheldon). Корабль имел более узкую палубу и увеличенную осадку. Его корпус был немного сжат с боков, что уменьшало сопротивление воды. Это давало преимущество в скорости и манёвренности по сравнению с судами голландского типа. Недостатками английского проекта были высокая стоимость строительства, техническая сложность и невозможность плавания по некоторым мелким акваториям.

Чтобы разместить огромное по тем временам количество пушек, кораблестроители создали на «Крунане» сразу три орудийные палубы, расположенные друг над другом, причём самая нижняя находилась очень близко к воде. При шторме или сильном крене в порты – отверстия по бокам судна, через которые стреляют пушки – попадала вода.

Но другого решения просто не было. Размещение тяжёлых орудий, самые крупные из которых весили почти пять тонн, на большей высоте сместило бы центр тяжести корабля вверх и сделало бы судно неустойчивым к боковой качке, склонным к перевороту при резком манёвре или сильном боковом ветре. Именно такая проектная ошибка привела к гибели другого шведского флагмана, «Васы», в 1628 году .

Художник Якоб Хейг/ Линкор «Большая Корона»
Художник Якоб Хейг/ Линкор «Большая Корона»


На «Крунане» должны были располагаться высшие флотские чины и, не исключено, что и сам король. Корабль богато украсили деревянными резными скульптурами. Стены офицерских кают отделали дорогими обоями.

В 1675 году началась очередная шведско-датская война. Осенью того же года флагман отправился в боевой поход. Зимой Балтийское море покрылось льдом и до следующей весны «Крунан» фактически бездействовал. Лишь в мае 1676 года корабль во главе эскадры направился к острову Эланд, где шведам предстояло сражение с объединённым датско-голландским флотом.

Командование флагманом доверили не адмиралу-генералу Лоренцу Крейцу (несмотря на высокое звание, он ранее никогда не служил на флоте, и просто не мог самостоятельно управлять таким огромным судном), а сразу трём опытным капитанам. Крейц находился на «Крунане» и отдавал команды другим кораблям своей эскадры.

Современная живопись/ Лоренц Крейц старший (1615-1676)
Современная живопись/ Лоренц Крейц старший (1615-1676)

Первый серьёзный контакт с противником произошёл 25-26 мая. Орудийный залп с «Крунана» нанёс тяжелые повреждения датскому адмиральскому кораблю.

Основное сражение у острова Эланд началось утром 1 июня 1676 года и поначалу шло с переменным успехом. Шанс на победу имели обе стороны.

Вдруг, во время резкого манёвра, флагман шведского флота дал правый крен, настолько сильный, что вода стала поступать в открытые орудийные порты. Левый борт, наоборот, приподнялся. Расположенные вдоль него пушки покатились на лафетах в глубь трюма.

Подувший боковой ветер, ещё более усилил крен. Теперь воды касались даже паруса. Офицер Андерс Гюлленспак (Anders Gyllenspak), спустившийся в этот момент на нижние палубы, вспоминал: «...Дула всех пушек погружены в воду... порты закрыть было уже невозможно: корабль накренился так сильно, что пушки нужно было вытягивать почти вертикально...».

Затем внутри «Крунана» раздался мощнейший взрыв. Нос линкора оторвался, правый борт был разрушен. То, что осталось от гигантского корабля быстро погрузилось в море. Из 850 человек, находившихся на борту, выжили только 42. Командовавший эскадрой Лоренц Крейц погиб.

Художник Якоб Конинг/ Адмирал Нильс Юэль. 
Художник Якоб Конинг/ Адмирал Нильс Юэль. 


Учитывая масштаб катастрофы, каждый случай спасения на «Крунане» можно считать чудом. Однако история 31-летнего майора Андерса Спаррфельта (Anders Sparrfelt) выделяется даже на фоне судеб остальных четырёх десятков счастливчиков. Офицера подбросило взрывом в воздух почти до верхушек мачт – на 60 (!) метров.

От неминуемой гибели от удара о воду офицера спасло то, что он упал на парус другого шведского корабля, находившегося рядом с «Крунаном». Огромное наполненное ветром полотнище смягчило столкновение и Спарфельт отделался лишь незначительными травмами. Благодаря чудесному спасению он стал знаменитостью, дослужился до звания генерал-майора и умер в возрасте 85 лет.

Из числа людей, находившихся в момент взрыва на борту «Крунана» выжило меньше 5%. В течение нескольких дней после трагедии жители окрестных деревень захоронили 183 тела моряков и солдат со шведского флагмана, найденных на берегу и в море.

В Эландском сражении шведы также потеряли свой второй по величине корабль, 86-пушечный «Свердет» (Svärdet), водоизмещением 1700 тонн, а вместе с ним 600 человек, включая второго по старшинству офицера эскадры – адмирала Клоса Угглу (Claas Johansson Uggla).

«Меч» (так переводится «svärdet» со шведского) был уничтожен голландским брандером – судном, загруженным горючими веществами, например, смолой. Моряки поджигали брандер, направляли его на вражеский корабль, а сами покидали горящее судно на шлюпках.

Один такой «плавучий костер» столкнулся со «Сврдетом», причём уже после того, как на корабле был спущен флаг, что свидетельствовало о готовности шведов признать поражение. На паруснике начался пожар и взорвался пороховой склад.

Шведская эскадра была разгромлена, лишившись в течение нескольких часов двух командующих, значительной части офицеров, основного флагманского судна, второго по величине корабля и ещё десяти парусников поменьше. Потери шведов убитыми составили около полутора тысяч человек. Объединённый датско-голландский флот потерял 100 моряков и один корабль.

Вскоре после битвы, 7 июня 1676 года указом шведского короля Карла XI была создана комиссия для расследования обстоятельств гибели «Крунана». Монарх потребовал наказать виновных в потере флагмана флота, но оказалось, что все подозреваемые погибли вместе с кораблем.

Помимо матросов и солдат выжили только несколько офицеров среднего звена, которые в силу служебного положения не могли отдавать команды по управлению судном. Наказывать было некого.

Видимо, на «Крунане» взорвался весь пороховой запас (ничто другое не могло вызвать такие разрушения). Он хранился в специальной крюйт-камере, расположенной ниже ватерлинии.

Современные специалисты оценивают общую массу находившихся на борту боеприпасов в 230 тонн, поэтому мощность взрыва была огромной.

Мы никогда не узнаем, что конкретно вызвало воспламенение пороха. Из-за сильного крена по трюму двигались пушечные лафеты, чугунные ядра и другие массивные предметы, в том числе металлические.

Возможно, при их столкновении возникла искра. Может быть, со стены сорвался горящий светильник, или кто-то из членов команды в суматохе уронил зажжённый факел, которым воспламеняли пушечные запалы. Вызвать пожар в трюме и последующий взрыв могло множество причин.

Очевидно, что катастрофе способствовала и ошибка, допущенная при маневрировании. Резкий правый поворот при боковом ветре с поднятыми парусами привёл к сильному крену.

Экипаж не успел закрыть орудийные порты и через них на нижние палубы полилась вода. Центр тяжести сместился – «Крунан» почти лёг на бок. Если бы не взорвался пороховой склад, корабль всё равно с высокой долей вероятности перевернулся бы и затонул.

Расследование королевской комиссии показало, что незадолго до катастрофы по указанию кого-то из командиров была уменьшена масса балласта, находившегося в самом низу корпуса «Крунана». Это увеличило скорость хода и уменьшило осадку, но сделало судно более склонным к перевороту.



Пушки с «Крунана» хранятся в Кальмарском историческом Музее
Пушки с «Крунана» хранятся в Кальмарском историческом Музее

Первые погружения к останкам корабля были совершены еще в 1679-1686 годах с использованием водолазных колоколов. Тогда удалось поднять на поверхность 60 бронзовых пушек. Их очистили от ила и отправили на другие суда королевского флота, где те служили ещё многие десятилетия. Артиллерийские орудия стоили дорого.

Цена только одной пушки главного калибра могла покрыть все расходы на водолазную операцию. Причём, орудия могли стрелять даже после длительного пребывания в воде, поэтому их подъём для повторного использование на других кораблях было в то время обычным делом.

Сам «Крунан» был частично вооружён орудиями с другого затонувшего флагмана шведского флота – «Васы». Она затонула в заливе Стокгольма во времясвоего первого выхода в море в 1628 году .

После 1686 года погружения к «Крунану» прекратились. Со временем, как и в случае с «Васой» и многими другими кораблями , точное место гибели линкора оказалось забыто. О «Крунане» вспомнили спустя три столетия, после того, как он затонул.

Первые погружения к останкам корабля были совершены еще в 1679-1686 годах с использованием водолазных колоколов. 
Первые погружения к останкам корабля были совершены еще в 1679-1686 годах с использованием водолазных колоколов. 

В 1950-х годах поиском линкора занялся морской инженер Андерс Францен (Anders Franzén), который в 1956 году обнаружил «Васу». Он использовал современные гидролокаторы и магнитометры, реагирующие на присутствие железа на дне.

Поиски заняли почти 30 лет. «Крунан» был разрушен взрывом, а обнаружить на дне обломки корабля спустя три века после его гибели гораздо сложнее, чем целый корпус – хотя и поиски затонувшей целиком «Васы» не были лёгкими и быстрыми.

Останки «Крунана» были найдены в августе 1980 года на глубине 26 метров в шести километрах от острова Эланд. Место гибели шведского флагмана стало одной из самых привлекательных точек для подводных археологов в Северной Европе.

Вода в Балтийском море содержит мало соли, местами она почти пресная, поэтому в ней хорошо сохраняются предметы из дерева и металлов. За три века части «Крунана» занесло чистым песком. Он защитил их от внешних воздействий, буквально законсервировал место гибели линкора. С 1981 года и по сегодняшний день археологи продолжают поднимать со дна различные предметы.

Раскопки поддерживает музей ближайшего к месту гибели «Крунана» города Кальмар. В нём же выставляются находки. Кальмар как нельзя лучше подходит для организации экспозиции, посвящённой огромному кораблю и его команде, погибшим в одной из датско-шведских войн. Портовый город возник вокруг крепости, построенной для защиты шведских берегов от нападений пиратов и датчан. Некогда он был третьим по величине в королевстве.

Главная ценность «Крунана» не в его корпусе – от него немного осталось, а в предметах, которыми пользовались служившие на линкоре люди. Многочисленный экипаж флагмана состоял из представителей разных слоёв общества – от малоимущих матросов до состоятельных аристократов.

Каждый из них имел при себе вещи, которые использовал в работе, повседневном быту, либо хранил как память о каком-то важном событии. Теперь всё это собирают с небольшого участка балтийского дна. Изучая «Крунан», можно немало узнать о жизни шведов во второй половине XVII века.

Экспонаты Кальмарского исторического Музея с линкора «Крунан»
Экспонаты Кальмарского исторического Музея с линкора «Крунан»

В 1986 году был поднят сундук корабельного врача. В нём хорошо сохранились склянки со снадобьями. Благодаря им учёные многое узнали о военной медицине XVII века. Другой ящик содержал набор навигационных инструментов: компасов, циркулей, линеек, астролябий и прочего. Сохранились даже хрупкие песочные часы, которыми моряки отмеряли время вахт.

Археологи часто находят золотые монеты. Их насобирали уже несколько сотен. Это самая крупная и ценная нумизматическая коллекция из всех, когда-либо найденных в Швеции. Поднятые с морского дна деньги были отчеканены в самых разных странах с конца XV века по 1676 год.

Среди них попадаются турецкие, сирийские и египетские монеты. Ещё более впечатляет количество серебряных монет. Их в месте гибели «Крунана» нашли более 20 тысяч. Только в одном сундуке, поднятом с морского дна в 2005 году, их хранились 6246 штук.

Со дна достали 44 пушки, а также самый старый пистолет, из найденных в Скандинавии. Он был произведён больше, чем за век до гибели парусника – ещё в 1514 году.

Как оказалось, почти половина пушек «Крунана» была отлита в других странах – в Дании, Испании, германских княжествах и королевствах, о чём рассказали клейма мастеров на разных языках. Многие орудия были трофеями шведской армии, захваченными во время Тридцатилетней войны 1618-1648 годов. Чтобы сэкономить на вооружении флагмана, его строители установили на корабль трофейную артиллерию.

Археологи нашли остатки музыкальных инструментов – духовой трубы и трёх скрипок. Видимо, на борту существовал маленький оркестр, скорее всего самодеятельный

Среди обломков были обнаружены останки более чем 80 человек. Исследовавшие их патологоанатомы рассказали немало ранее неизвестных подробностей гибели шведского корабля.

Эксперт Ингвар Сьёблом (Ingvar Sjöblom) изучил характер повреждений на костях погибших. На многих из них присутствуют следы ударов холодного оружия. Это, по мнению господина Сьёблома, свидетельствует о том, что незадолго до гибели на борту происходила потасовка.

Возможно, видя, что «Крунан» неминуемо перевернётся, сотни моряков и солдат бросились спасаться на верхнюю палубу, чтобы не оказаться в затопленном трюме. Это вызвало давку в тесных внутренних помещениях корабля и драку с применением оружия.

Может быть, офицеры пытались навести порядок и заставить подчинённых повиноваться приказам с помощью шпаг.

Немало людей погибли ещё до взрыва от травм, причинённых тяжёлыми пушечными лафетами, из-за крена катавшимися по орудийным палубам.

Одна из статуй с «Крунана», поднятая со дна моря. Вероятно, изображающая короля Карла X Густава .
Одна из статуй с «Крунана», поднятая со дна моря. Вероятно, изображающая короля Карла X Густава .
« Это, быть может, одно из самых больших несчастий, какое только может произойти на военном судне, находящемся на полном ходу, в открытом море. Пушка, сорвавшаяся при такой обстановке с цепи, сразу превращается в какое-то чудовище... Эта грузная масса катится на своих колёсах, отскакивает, как бильярдный шар, перекатывается при боковой качке, погружает нос судна в воду при килевой, носится туда и сюда, останавливается как бы для размышления, снова принимается катиться, переносится с одного конца судна на другой, вертится, ускользает, прячется, становится на дыбы, бьётся обо всё вокруг, всё ломает, истребляет, убивает. Это таран, разбивающий корпус судна по своему капризу; ужаснее всего то, что корпус – деревянный, а таран – чугунный...» Виктор Гюго. Роман «Девяносто третий год»

В произведении Гюго по орудийной палубе каталась одна пушка. На гибнущем «Крунане» их, судя по всему, была целая батарея.

Часть человеческих останков, найденных среди обломков парусника, удалось идентифицировать. Например, по мнению экспертов, кости ног человека, который при жизни был настоящим великаном, ростом более двух метров, скорее всего, принадлежали входившему в экипаж сыну Лоренца Крейца Густаву. Остатки одежды и личные вещи, свидетельствующие о богатстве погибшего, подтверждают эту версию.

Одной из загадок «Крунана» остаётся череп, который, по мнению патологоанатомов, мог принадлежать женщине. Историки до сих пор не обнаружили ни одного упоминания о даме на борту шведского флагмана. Что это – ошибка специалистов или неучтённый человек, пока неизвестно.

С 1981 года со дна на месте гибели «Крунана» было поднято более 30 тысяч предметов. Все они каталогизированы. Многие выставлены в Кальмарском музее. Подводные археологи продолжают погружаться к остову судна. Ежегодно в руки учёных попадают новые предметы.

Несколько лет назад у «Крунана» появился соперник, претендующий на внимание исследователей. В 2011 году вблизи острова Эланд нашли обломки шведского вице-флагмана «Свердет», погибшего в один день с линкором 1 июня 1676 года.

Ещё один огромный парусник, на котором служили 650 человек, наверняка подарит исследователям множество новых интересных открытий.

Текст: Сергей Толмачев, Алексей Чемоданов