В представлении большинства обывателей, пираты — это лихие ребята, плавающие по теплым морям вблизи побережья Америки и грабящие галеоны с сокровищами. Типичный портрет корсара — злой дядька в треуголке с деревяшкой вместо ноги и попугаем на плече.

Пираты Севера
Фото: Михаил Тигушкин

Всю свою сознательную жизнь этот субъект проводит в грабежах и убийствах, чтобы потом спрятать награбленное на необитаемом острове. Подробности и детали - в произведениях Стивенсона и Сабатини. Эти уважаемые писатели в своих произведениях обращались лишь к одному, к тому же, весьма короткому периоду истории пиратства, да и то здорово его приукрасили.

Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.
Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.

Реальные корсары сильно отличались от литературных героев. У непосвященного читателя может сложиться впечатление, что пираты были только в Карибском море в XVII-XVIII веках. Нет, это совсем не так. Пиратство возникло вместе с судоходством. Еще египетские фараоны направляли целые флотилии для борьбы с морскими разбойниками в районе дельты Нила. Не брезговали пиратством древние финикийцы и греки. В Средние века арабы, венецианцы и турки разбойничали в Средиземном море.

Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.
Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.

Увлечение пиратством не обошло и Северную Европу. Здесь самыми знаменитыми морскими разбойниками были викинги. “Спаси нас, Боже, от неистовства норманнов!" - молились европейцы в IX-XI веках. Предки французов и британцев рассказывали жуткие истории о том, что у викингов есть копыта и хвост, как у чертей, а поклоняются они самому сатане. Известный образ норманна в шлеме с рогами как раз из такой категории.

На самом деле, викинги никогда не носили рогатых головных уборов, так как это было бы неудобно в бою. Типичный головной убор воинов - конусообразный стальной шлем с гладкой поверхностью, чтобы при ударе соскальзывал меч противника, и щитком, защищающим переносицу. Те, кто был победнее, носили шапку из жестких толстых шкур. Рогатые шлемы, возможно, использовались в религиозных церемониях, но не в бою. Французы и британцы просто хотели подчеркнуть родство разбойников с самим чертом, поэтому “дорисовали” такую дьявольскую деталь, как рога.

Фото: Михаил Тигушкин
Фото: Михаил Тигушкин

История скандинавских безобразий началась в 789 году, когда три корабля напали на поселение Дорсет в юго-западной Англии. Викинги увезли с собой немалую добычу, попутно убив многих местных жителей, включая правителя. “Сага о Ньяле” так описывает это событие: «И в его дни (короля Беортрика) впервые пришли три корабля норманнов из Хердаланда, и тогда главный королевский наместник прибыл к ним и пожелал силой препроводить их к королю, ибо он не знал, кто они были; и они убили его». 8 июня 793 года разграблению подвергся остров Линдисфарн на севере Британии. В последующие несколько лет произошли нападения на многие прибрежные поселения в Англии, Ирландии и северо-западной Франции. Сценарий атак был примерно одинаков - скандинавы неожиданно высаживались на побережье и нападали на город или монастырь. Захватив добычу - ценности и пленников - они возвращались на корабли и уплывали обратно. Атаки были короткими и жестокими. Поначалу викинги не проводили длительных военных операций. Такие действия можно назвать “тактикой булавочных уколов”. Впоследствии, уже в первой половине IX века, северяне стали появляться в глубине материка, вести длительные войны и даже завоевывать целые королевства. Европейцев особенно пугал тот факт, что, по их мнению, викинги появлялись из ниоткуда. Казалось удивительным, что разбойники нападали на одно поселение, а через несколько дней уже грабили другое, расположенное за много миль.

Фото: Михаил Тигушкин
Фото: Михаил Тигушкин

Секрет расторопности викингов заключался в их кораблях - драккарах. Это было длинное узкое судно, приводимое в движение веслами и парусами. Благодаря хорошей обтекаемости оно могло развивать скорость в 10-12 узлов (16-18 километров в час), что для такого типа кораблей было выдающимся показателем. Вёсла позволяли ходить при полном штиле, а небольшая осадка - преодолевать мелководье. Длина корабля обычно составляла 12-18 метров (но известны и 30-метровые драккары), ширина 2-3 метра. Экипаж судна мог достигать 150 человек.

Помимо драккара существовали также снеккары - боевые корабли меньших размеров с командой до 60 человек и кнорры - торговые суда, не столь быстрые, но гораздо более вместительные. Благодаря невысоким бортам у драккара был низкий силуэт. Это делало его малозаметным в открытом море, но создавало проблемы во время шторма. Летописи отдельно упоминают «борта для шторма» и «борта для брызг». Скорее всего, это означает, что в сильный шторм викинги наращивали борта, чтобы вода меньше заливала палубу. Малая осадка позволяла драккару ходить по рекам. Например, в 841 году скандинавы поднялись по Сене до города Руана и разграбили его. Спустя четыре года аналогичному нападению подвергся Париж.

Фото: Dena Flows / Oslo/ Norway / Noruega 
Фото: Dena Flows / Oslo/ Norway / Noruega 

При строительстве драккаров обычно использовалась древесина сосны, дуба или ясеня. Главным инструментом кораблестроителей был топор. Готовый корпус судна для лучшей герметичности покрывался смолой. На постройку корабля уходило немало древесины. Например, в 1042 году в Ирландии был спущен на воду 30-метровый драккар, на который ушло 300 дубовых стволов. Эта цифра стала известна, когда в 2007 году энтузиасты построили его точную копию. Чертёж драккара сделали, изучив остов боевого корабля викингов, найденный в датском Роскилле-фьорде . Морской бой викингов очень напоминал сухопутный. Маневры кораблей были сведены к минимуму. Обычно драккары противников подходили вплотную друг к другу, образовав своеобразное плавучее поле боя. Если с каждой из стороны было несколько кораблей, то они образовывали плотный строй, в центре которого находился драккар конунга или другого командира. Менее значительные корабли располагались по краям и защищали флагмана. По мере приближения судов викинги метали во врагов стрелы и копья. Когда позволяло расстояние, перепрыгивали на драккар противника, где продолжали схватку. Для подтягивания кораблей использовали крюки на веревках. В общем, использовали прием, который впоследствии назовут «абордаж».

Когда корабли становились борт к борту, они оставались в таком положении вплоть до окончания битвы. Победители обычно бросали поверженное судно в море вместе с мертвыми и ранеными. На многих драккарах имелся длинный толстый деревянный форштевень - выступ внизу судна, обшитый железом. Он использовался для тарана. Викинги старались подойти к вражескому кораблю сбоку, чтобы пробить борт. Лобовой таран обычно не применялся из-за малой эффективности. Носовые части драккаров были достаточно прочны, чтобы выдержать мощный удар.

Особый ужас на европейцев наводил конунг Рагнар Кожаные Штаны. Именно этот военачальник в 845 году во главе флотилии из 120 кораблей захватил и ограбил Париж. В том же году скандинавы напали на Гамбург. Годом ранее - на Лиссабон и Тулузу. В 860 году викинги вышли в Средиземное море подошли к Константинополю, столице Византии, который в то время был одним из богатейших городов мира. Начались набеги скандинавов на прибрежные города Северной Африки и Ближнего Востока. Имеются свидетельства, что викинги побывали даже в Багдаде!

В 968 году северяне разорили испанскую область Галисия. Это лишь малая часть разбойничьи рейды викингов - самые известные из них. Огромное количество атак на города, монастыри и торговые корабли остались незамеченными летописцами. Эпоха морского разбоя викингов завершилась в XI веке.

Фото: Jean Pierre Belot /Викинг
Фото: Jean Pierre Belot /Викинг

В 999 году норвежский король Олав I Трюггвасон принял христианство и начал его распространение среди поданных. Новая религия крайне негативно относилась к грабежу единоверцев. Скандинавские пираты утратили “идеологическую основу” для набегов. По мере роста числа христиан среди викингов уменьшалось и количество грабежей. В 1036-1041 годах ярл Ингвар Путешественник совершил последний дальний поход к Каспийскому морю. Затея оказалась неудачной - военная экспедиция закончилась поражением, а ее предводитель погиб где-то на Кавказе. Сам Ингвар, как и его сыновья, был при этом христианином и всячески способствовал укреплению этой религии в Скандинавии.

Существовала еще и политическая причина прекращения грабительских набегов. Благодаря военным победам троны нескольких крупных европейских королевств заняли выходцы с севера. В 1066 году после битвы при Гастингсе викинг Вильгельм Завоеватель стал фактическим королем Англии. Скандинавы руководили государствами на севере Франции, в Ирландии и на Сицилии. Умение управлять королевством стало не менее важно, чем военное искусство. Воинам пришлось отложить мечи и заняться администрированием. К тому же викингов все чаще стала покидать удача в бою. Первоначальный ужас европейцев сменился пониманием, что скандинавы вовсе не демоны, а обыкновенные люди, которых можно победить.

Фото: Михаил Тигушкин
Фото: Михаил Тигушкин

Так, в 937 году в битве при при Брунабурге англосаксонский король Этельстан разгромил норвежцев. К концу XI века набеги викингов прекратились. В Северной Европе стало немного спокойнее, но со временем появились другие любители поживиться чужим добром. В конце XIV века шла многолетняя война между Данией и Швецией. В 1389 году датчане осадили Стокгольм и пленили шведского короля Альбрехта Макленбургского. Потеря столицы означала бы неминуемое поражение Швеции. Понимая это, герцог Макленбургский, отец плененного короля, собрал целую армию наемников, которые за щедрое вознаграждение проводили военные операции против датчан и одновременно доставляли провизию в осажденный город. Дания отделена от Швеции морем. Войска и грузы доставлялись в основном по воде, поэтому лучшим способом помешать взятию Стокгольма было нарушение морского сообщения. Наемники (их назвали витальерами) на своих кораблях нападали на датские суда, причем делали это на основании письменного разрешения, полученного от шведского королевства. Желающие стать “государственными пиратами” давали обещание нападать на корабли только тех стран, которые воюют со Швецией, и получали особую «лицензию». Она освобождала от ответственности за пиратство и гарантировала защиту на территории Швеции. Получив бумагу от короля, пираты превращались в каперов.

Подобная система использовалась всеми морскими державами вплоть до XIX века. Эта схема выгодная для всех - морские разбойники легализуют свою деятельность ( с некоторыми, правда, ограничениями). Государство получает союзников и дополнительные боевые единицы на море, не вкладывая денег в строительство и снаряжение судов. Был у системы каперства и существенный минус. Время от времени «государственные пираты» начинали грабить всех подряд, включая корабли той страны, которая выдала им лицензию.

Так случилось с витальерами. Францисканский монах Детмар, живший в немецком портовом городе Любек, писал в начале 1390-х годов: «...они наводили страх на все море...Они грабили и своих, и чужих, от чего сельдь сильно подорожала». Витальеры воспользовались войной между Данией и Швецией и в 1394 году захватили датский остров Готланд. Здесь они организовали пиратскую базу. С неё отправлялись разбойничьи экспедиции по Балтийскому и Северному морям. Особенно доставалось кораблям Ганзейского торгового союза. Они перевозили дорогие грузы и были желанной добычей для пиратов. В ответ на частые нападения ганзейские купцы стали размещать на торговых судах вооруженную охрану и даже первые в Европе корабельные пушки. Тактика витальеров была проста - выследить судно, догнать его и взять на абордаж. Затем следовала схватка на борту и расправа с побежденными. Впрочем, и с разбойниками не церемонились. Пиратство считалось одним из самых тяжких преступлений. За него полагалась ( и во многих странах полагается и в наши дни) смертная казнь. Конец базе морских разбойников на острове Готланд был положен в 1398 году.

Ганзейские купцы призвали на помощь самую мощную военную организацию Северной Европы того времени - Тевтонский рыцарский орден. В феврале 1398 года, когда Балтийское море еще не освободилось ото льда, 5000 рыцарей на 80 кораблях подошли к Готланду. Тевтонцам удалось быстро захватить почти все крепости на острове. Защитники последнего и самого мощного форта, Висби, во главе со шведом Свеном Стуре (Sven Sture) оказали отчаянное сопротивление. Рыцари использовали осадные машины и имели большое превосходство в численности, но не смогли взять крепость. Тевтонцы пошли на переговоры и согласились отпустить витальеров. Взамен орден получил в полное владение остров Готланд. 2000 морских разбойников обязались покинуть свою бывшую базу.

Фото: Михаил Тигушкин
Фото: Михаил Тигушкин

Интересно, что многие главари пиратов «помирились» с датской королевой Маргретой, против солдат которой совсем недавно воевали, и стали ее поданными. Не все витальеры прекратили заниматься любимым ремеслом. Часть пиратов под руководством Клауса Штёртебекера ( Klaus Störtebeker ) и Гедеке Михаэля перебралась на северо-восточное побережье современной Голландии, откуда продолжили совершать нападения на торговые корабли.

В 1400 году Ганзейский союз собрал отряд в 3000 солдат и атаковал базу разбойников на Восточно-Фризских островах. В результате боя пираты потеряли более 100 человек убитыми, отступили, но не потерпели окончательного поражения. Около 500 разбойников продолжали прятаться на побережье Северного моря и грабить корабли. Они действовали очень осторожно и никогда не приближались к вооруженным судам.

В 1401 году власти города Гамбург решили положить конец пиратству. Командующий операцией, опытный капитан Симон из Утрехта, замаскировал мощные боевые корабли под торговые суда и с многочисленным вооруженным отрядом отправился к острову Гельголанд. Там находились силы пиратов под командованием Штёртебекера. Увидев беззащитные, как он считал, торговые корабли, главарь приказал атаковать их. Обман раскрылся только, когда одно из судов открыло по разбойникам мощный артиллерийский огонь. По другой версии, гамбургская флотилия сама нашла пиратов. Ночью несколько моряков под видом рыбаков подплыли к флагманскому кораблю витальеров и вставили свинцовую болванку между корпусом и рулем. В результате рулевой механизм заклинило, судно стало неуправляемым и не смогло скрыться от погони. В абордажной схватке погибли 40 пиратов. 73, включая самого Штёртебекера, попали в плен. 20 октября 1401 года пленные разбойники были казнены. В этом же году был схвачен и обезглавлен второй командир пиратов Гедеке Михаэль. Даже после столь жестокого поражения оставшиеся в живых витальеры продолжили нападения, хотя и в гораздо меньших масштабах. Теперь основные базы пиратов переместились на датский остров Эртгольм.

В 1420-ые годы разбойники служили герцогу Гольштинскиму. Он в то время воевал с объединенным государством Норвегии и Швеции. В 1429 году витальеры провели последнее крупное нападение. Был разграблен норвежский город Берген. Удивительно, но годом ранее пираты стали служить своему злейшему врагу - Ганзейскому торговому союзу. Расчетливые купцы оценили боевые качества витальеров и помиловали тех, кто согласился стать наемником. Им выдавались каперские свидетельства и право на грабеж врагов союза.

«Независимые пираты» окончательно исчезли из Северной Европы в 1440-х годах. Вместо них на протяжении еще нескольких веков грабили и убивали каперы, имевшие соответствующие государственные разрешения. Окончательно морской разбой на Балтике и в Северном море прекратился только в XIX веке, после окончания наполеоновских войн.

Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.
Фото: Вячеслав Титов / Реконструкторы. Ханко. Финляндия. 2014 г.

Центр пиратства в Европе постепенно перемещался на юг, в Средиземное море. Там действовали турецкие и арабские морские разбойники, а также примкнувшие к ним наемники-европейцы. Часто они выходили из Гибралтарского пролива и атаковали прибрежные поселения Франции и Англии. В 1627 году средиземноморские пираты совершили свой самый дальний рейд. В июле от 400 до 800 разбойников, разделившись на три группы, высадились на южном и юго-восточном побережье Исландии. Путь к острову им подсказал пленный матрос, захваченный на датском корабле. Пираты действовали жестоко. Они захватили более 400 пленников и убили около 50 исландцев и датчан, оказывавших сопротивление. Другой добычи на небогатом острове пираты не нашли. Пленников продали на невольничьих рынках Алжира и Марокко. Впоследствии некоторые из них были выкуплены из рабства и вернулись на родину.

В наши дни дни о пиратах Северной Европы напоминают только легенды, руины, да кое-какие памятники. В немецких городах Гамбург и Мариенхаф, например, установлены статуи Клауса Штёртебекера, а сам он стал героем народного фольклора.

Текст: Сергей Толмачёв