Почти наверняка старшую дочь великого князя киевского Ярослава Мудрого звали не Елизавета. В Древней Руси вплоть до XIV века это женское имя в источниках нигде не зафиксировано ни разу. Скорее всего, она носила древнерусское имя Олисава, в Норвегии превратившееся в «Эллисив» (именно под этим именем она фигурирует в норвежских хрониках). К слову, о всех Ярославнах современным историкам известно исключительно из зарубежных документов — в известных древнерусских летописях о них нет ни единого упоминания.

Елизавета Ярославна — Киевская княжна Олисава, королева Норвежская и (возможно) Датская
Фото: Фреска из Софийского собора в Киеве, на которой изображены дочери Ярослава Мудрого: младшая Анна, Анастасия, Елизавета / Ellisiv, жена короля Норвегии, и Агата

Нет и единого мнения, была Елизавета первой или второй дочерью киевских князя и княгини, поскольку годы рождения их дочерей восстанавливали по датам их замужества, информация о которых колеблется в пределах одного года – двух-трёх лет. Но, всё-таки, традиционно она считается старшей дочерью (четвёртым по старшинству ребёнком, после трёх братьев) Ярослава Мудрого и его жены Ирины (Ингигерды Шведской).

Олисава-Елизавета родилась примерно в 1026 году в Новгороде, и там же провела свои первые годы жизни. Поскольку её отец в 1024 году возле Листвена на Черниговщине в битве за стол киевский потерпел поражение от последнего оставшегося у него реального конкурента - брата Мстислава Владимировича Тмутараканского (ок.983-1036), в Киев из Новгорода князь Ярослав с семьёй переехал только в 1036 году, после загадочной гибели князя Мстислава на охоте. Так что, если, согласно сагам, маленькая Елизавета познакомилась со своим будущим мужем (и будущим конунгом Норвегии) Харальдом III Суровым, когда ей было пять лет, а ему - около пятнадцати, это произошло именно в Новгороде.

Вильгельм Ветлессен. Иллюстрация к саге о Харальде Суровом/ Heimskringla 1899 г. издания.  «Харальд и Свейн за столом».
Вильгельм Ветлессен. Иллюстрация к саге о Харальде Суровом/ Heimskringla 1899 г. издания.  «Харальд и Свейн за столом».

Если про саму Елизавету, как личность, известно очень немного (традиционно в средние века женщина была всего лишь «приложением» к мужчине, отражением его величия - именно поэтому в древних летописях даже о «первых леди» упоминали как о «дщери князеви» или жене, и собственное имя женщины не имело в этом контексте никакого значения), то её супруг был во всех отношениях выдающейся фигурой своего времени, и стал легендой ещё при жизни.

Харальд III Сигурдссон (Харальд Суровый) (ок. 1015-25 сентября 1066) был самым младшим единоутробным (по матери) из трёх младших братьев конунга Норвегии Олафа II Святого (995-1030), между ними было 20 лет разницы. Если общей матерью братьев была Аста Гудбрандсдоттир (ок. 970-ок. 1020) – дочь некоего богатого, но не знатного Гудбранда Шишки, то их отцы принадлежали к норвежской королевской династии Хорфагеров - оба были потомками первого не легендарного короля Норвегии Харальда Прекрасноволосого (ок.950/975-933/945), и приходились друг другу троюродными братьями. Второй супруг Асты, правитель небольшого норвежского королевства Рингерике, Сигурд Свинья (ок.970-ок.1018), в 1015 году принял активное участие в успешном завоевании короны Норвегии своим пасынком, Олафом Харальдссоном у хладирского ярла Свена Хоконссона, правителя Норвегии, незаконнорожденного сына и вассала короля Дании Кнуда Великого.

А в 1030 году, всего в 14-15 лет, уже сам Харальд участвовал в разгромной для его старшего брата битве при Стикластадире, в результате которой Олаф потерял не только свой трон, но и лишился жизни. Будущий зять Ярослава тогда был тяжело ранен (очевидцы сражения отдельно отмечали исключительную отвагу и воинственность совсем юного ещё тогда Харальда), после чего он скрывался и лечился, а затем покинул Норвегию, перебравшись в Швецию. Позже он собрал дружину из варягов, которые, как и он сам, были вынуждены уехать из страны в результате гибели Олафа II, и в 1031 году вместе с ней достиг Руси, где поступил на службу к Ярославу Мудрому. К слову, у киевского князя (который, как я уже упоминала, тогда ещё жил в Новгороде), с 1028 года воспитывался сын погибшего конунга Норвегии Олафа II, Магнус (1024-1047) - племянник Харальда. Мальчик приходился родным племянником не только будущему зятю Ярослава Мудрого, но и его жене, Ингигерде Шведской - поскольку его матерью была её родная (по отцу, королю Швеции Олафу Шётконунгу) сестра Астрид.

Харальд на Стэмфордском мосту. Согласно сагам, Харальд носил синий плащ и шлем.
Харальд на Стэмфордском мосту. Согласно сагам, Харальд носил синий плащ и шлем.

В 1031-1034 годах 15-18 летний Харальд вместе с Эйливом Регнвальдсоном, сыном ярла (посадника) Альдейгьюборга (Ладоги) Регнвальда Ульвсона, принимает участие в кампании Ярослава против ляхов, и, по сведениям скандинавских саг, командует руськими войсками наряду с более опытными полководцами.

В 1034 году Харальд со своей дружиной (около 500 человек) поступил на службу к византийскому императору. Отряд Харальда вошёл в состав «спецназа» своего времени, известного в истории как «Варяжская гвардия». В 1034-1036 гг Харальд участвует в походах против пиратов в Малой Азии и Сирии. В 1036-1040 гг его отряд входит в состав византийской армии Георгия Маниака в сицилийском походе. В 1041 году в составе Варяжской гвардии принимает участие в подавлении болгарского восстания Петра II Деляна. По сведениям скандинавских саг и болгарской летописи, Харальд лично убил болгарского царя в сражении. После этих событий он стал командиром всей гвардии византийского императора. В 1042 году Харальд и его варяги принимают активное участие в дворцовом перевороте, в результате которого император Михаил V Калафат был свергнут и ослеплён. Позже из-за дворцовых интриг Харальд попадает в опалу к новому правителю. Спасаясь от суда, будущий король Норвегии и его воины вынуждены были бежать из Константинополя в Киев. Кстати, во время своей службы в Византии Харальд в военных походах добыл огромное количество золота и драгоценных камней, и часть этой добычи он на протяжении многих лет регулярно отсылал на хранение Ярославу Мудрому.

В 1043 году Ярослав, «за убийство одного знаменитого русского в Цареграде» (в Константинополе), послал своего сына - новгородского князя Владимира совместно с Харальдом в поход против императора Константина Мономаха. Поход закончился военным поражением русичей. Согласно некоторым историческим хроникам, тогда же, зимой 1043-1044 гг. отважный варяг стал зятем великого князя киевского, женившись на его дочери Олисаве-Елизавете. Однако, это противоречит скандинавским сагам, в которых утверждается, что Ярослав Мудрый был готов отдать свою дочь замуж за влюблённого в неё Харальда только после того, как тот станет королём.

Поэтому логичнее выглядит другой (тоже описанный в летописях) вариант развития дальнейших событий.

Богатому представителю правящей норвежской династии, закалённому в боях полководцу, которым стал Харальд к своим 30-ти годам, ловить в Киеве было нечего. И где-то в 1045 году он подался в родную Норвегию, где с 1035 года правил его племянник, сын конунга Олафа II Святого, Магнус I Благородный (1024-1047). Стать королём Норвегии в противоборстве с наместником Дании в Норвегии, Свеном Кнутссоном (ок.1016-1035) всего в 11 лет Магнус, воспитывавшийся в Новгороде, смог исключительно при поддержке своего дяди (по его жене) Ярослава Мудрого. По этой же причине киевский князь не стал бы помогать Харальду в его борьбе за норвежскую корону. Отважный варяг справился с этой проблемой самостоятельно.

К появлению в Норвегии дядюшки его подросшему к тому времени племяннику, конунгу Магнусу I, исполнился 21 год. В стране правление молодого короля пользовалось популярностью, так что внутреннюю ситуацию для достижения своих целей опытный Харальд расшатывать не стал. Главной проблемой Магнуса на тот момент было длившееся с 1042 года военное противостояние с конунгом Дании, Свеном II Эстридсеном (1020-1074) за датскую корону. Дело в том, что отец Магнуса (и старший брат Харальда), король Олаф II Святой сложил свою голову в 1030 году в битве с сильнейшим скандинавским правителем того времени, датским королём Кнудом II Великим (994/995-1035)(между прочим, родным дядюшкой жены Ярослава Мудрого, киевской княгини Ирины), который за 14 лет до этого, в 1016 году, завоевал Англию и женился на овдовевшей английской королеве. После гибели Олафа Кнуд Великий стал королём Дании, Англии и Норвегии.

Вернуть Магнусу отцовскую корону Ярослав Мудрый смог, только быстро и грамотно воспользовавшись замешательством после скоропостижной смерти Кнуда Великого в 1035 году. Единственным законным наследником датчанина был 17-летний сын от английской королевы Эммы Нормандской, Хардекнуд (1018/1019-1042), и неопытность юного короля не позволяла ему вернуть Норвегию под власть Дании. В конечном итоге, чтобы избежать бессмысленного кровопролития, юные конунги (Хардекнуду было тогда 20, Харальду - около 14-ти) в 1038 году договорились о том, что если один из них умрет без наследника, то второй наследует его трон. Первым и без наследников, всего через три года, скончался король Англии и Дании, Хардекнуд. У Магнуса не было сил претендовать на английский престол, но за корону Дании он был готов сражаться - с племянником Кнуда Великого, Свеном II Эстридсеном. К тому времени, когда Харальд вернулся в Норвегию, противостояние его племянника с конкурентом была в самом разгаре - Свен трижды потерпел поражение от Магнуса в морских сражениях, но его поддерживали датчане, поэтому отступать он не собирался. Разумеется, Харальд тут же заключил военный союз с противником племянника, Свеном II. Однако, Магнус перетянул дядюшку на свою сторону, объявив его в 1046 году своим соправителем. Вот сразу после этого, скорее всего, киевская княжна и стала женой Харальда III Сурового.

Делил трон со своим племянником Харальд недолго - уже через год, 25-го октября 1047 года, 23-летний Магнус погиб при туманных обстоятельствах (возможно, от падения с коня). Жениться он не успел, и оставил после себя только одну незаконнорожденную дочь.

Унаследовав после смерти племянника престол Норвегии, Харальд III Сигурдссон, таким образом, унаследовал и договор Магнуса с Харденкудом о том, что если один из них умрет без наследника, то второй наследует его корону. И 32-летний зять Ярослава Мудрого не собирался отказываться ни от одной из трёх корон, права на которые он имел.

Начал он, разумеется, с Дании, с которой норвежцы и так не прекращали военные сражения на протяжении последних 7 лет. Датчане терпели поражение за поражением, практически каждый год норвежские корабли разоряли прибрежные селения. В 1050 году Харальд разграбил и сжёг дотла Хедебю - главный торговый центр Дании, в 1062 году в крупном морском сражении в устье реки Ниц (современное название Ниссан) Харальд разгромил флот Свена, и тот чудом избежал гибели. Тем не менее, несмотря на все победы, Харальду не удалось завоевать Данию, так как местная знать и простые жители (бонды) оказывали Свену неизменную поддержку. В 1064 году конунг Норвегии был вынужден отказался от притязаний на датский трон и заключил мир со Свеном.

Кроме долгой и кровопролитной войны с Данией, Харальд в 1063-1065 гг воевал со Швецией, король которой (его жена приходилась двоюродной сестрой Олисаве-Елизавете) поддерживал мятежных ему ярлов. В сражении при Венерне (1063) норвежцы разбили объединённое войско шведов и мятежных уппландцев.

В самой Норвегии зять киевского князя успешно установил централизованную королевскую власть. Несогласные с его политикой были либо убиты, либо изгнаны из страны. В этом Харальд опирался на помощь церкви, поэтому не удивительно, что в его правление христианство окончательно утвердилось в стране. Зять Ярослава Мудрого заботился и о развитии торговли - именно он в 1048 году основал торговое поселение Осло, ставшее впоследствии столицей Норвегии.

Кроме своей отваги и воинственности, Харальд III Суровый прославился ещё при жизни, как поэт. Его считают автором множества вис (стихотворений), самые известные из которых объединены в цикл из шестнадцати вис под общим названием «Висы радости», посвящённые его (тогда ещё будущей) жене, киевской княжне Олисаве-Елизавете. В них он воспевает свои военные подвиги, заканчивая каждую из вис одинаковой строкой, в которой сетует на то, что «не хочет девушка в Гардах (от Гардарики - древнескандинавского названия Руси – прим.автора) чувствовать ко мне склонности»:

Корабль проходил перед обширной Сицилией. Мы были горды собой.

Корабль с людьми быстро скользил, как и можно только было желать.

Я меньше всего надеюсь на то, что бездельник будет нам в этом подражать.

Однако не хочет девушка в Гардах чувствовать ко мне склонности.

Это дословный перевод одной из вис, в русской литературе существует полтора десятка их литературных обработок, в том числе в редакции знаменитых поэтов Львова, Батюшкова и Толстого.

Такая возвышенная любовь конунга Харальда к своей супруге, руки которой он так долго добивался у Ярослава Мудрого, воспетая им самим в стихах, впрочем, закончилась всего через три года после свадьбы, в 1048 году, когда он взял себе в наложницы (по другим источникам - в качестве второй жены) дочь влиятельного норвежского магната, Тору Торбергсдоттир. К тому времени Олисава-Елизавета родила своему мужу троих детей - дочерей Марию и Ингигерду и сына Магнуса (хотя относительно него нет точной информации, кто именно был его матерью - королева или наложница). Согласно сагам, Елизавета, в первую очередь, как христианка, не примирилась с двоеженством своего супруга, и удалилась в добровольное изгнание на один из норвежских островов - Сэла. Там она с монахами занималась переписью христианской литературы, в том числе, принимала участие в написании жития Святого Олафа, старшего брата своего мужа. Кроме того, прекрасно образованная киевлянка занималась воспитанием своих детей и воспитанием пасынка, младшего сына Харальда от Торы, Олафа.

Когда Харальд III Суровый был вынужден, после почти двадцати лет войны, заключить мирный договор с Данией в 1064 году, отказавшись таким образом от своих претензий на датскую корону, у него появились ресурсы для того, чтобы предъявить права на английский трон, что он и сделал, воспользовавшись смертью последнего бездетного англосаксонского короля Эдуарда Исповедника 5-го января 1066 года.

Ситуация для нападения на Англию была для Харальда очень благоприятной - новый король страны, Гарольд Годвинсон (ок.1022-1066) - сосредоточил основные сухопутные и морские силы английского королевства на южном побережье, в ожидании вторжения Вильгельма Нормандского. Кроме того, английский флот был крайне слабым и не мог оказать отпор норвежцам. В сентябре 1066 г., пользуясь попутными северными ветрами (которые, в свою очередь, задержали отплытие нормандской армии из Франции), флот Харальда (по разным оценкам, от 360 до 460 кораблей) отплыл к Англии, и спустился с севера на юг вдоль побережья от устья реки Тайна до Хамбера, разоряя по пути прибрежные поселения Йоркшира. Небольшой отряд английских кораблей, охранявший эти земли, был вынужден отступить вглубь территории, вверх по реке Узе и далее в Варфу до Тэдкастера. Харальд решил запереть англичан в устье реки и бросил якорь на нижней Узе в районе Риккола, откуда до Йорка было около 15 км на север. Оставив небольшой гарнизон для защиты кораблей, норвежская армия высадилась на берег и двинулась в сторону Йорка.

У Харальда был огромный корабль, построенный около 1060 года, названный Ормэн ( «Змея»). Харальд высадился недалеко от Йорка. Изображение из хроник XIII века «Жизнеописание короля Эдуарда-Исповедника», автор – Метью Пэрис. 
У Харальда был огромный корабль, построенный около 1060 года, названный Ормэн ( «Змея»). Харальд высадился недалеко от Йорка. Изображение из хроник XIII века «Жизнеописание короля Эдуарда-Исповедника», автор – Метью Пэрис. 

В связи с тем, что основные силы английского королевства находились в южной Англии, в бой с викингами Харальда вступили и были разгромлены войска местного ополчения Нортумбрии и Мерсии, в битве при Фулфорде 20-го сентября 1066 года (в 3 км к югу от Йорка). Победа при Фулфорде открыла перед конунгом Харальдом Суровым Йорк, жители которого заключили мир с норвежцами и предоставили им продовольствие. Более того, часть нортумбрийских тэнов (англосаксонский аналог дворян) присоединилась к норвежской армии. Харальд не стал занимать город, а прошёл с флотом по реке Уарф, где бросил якорь в 14 км к юго-западу от Йорка рядом с местечком Тадкастер.

Чтобы обеспечить верность новых североанглийских союзников, король Норвегии потребовал от нортумбрийских тэнов предоставить ему заложников. Утром 25-го сентября Харальд, оставив на кораблях треть своих войск, отправился с остальными воинами принимать заложников. День выдался жарким, так что воины предпочли не надевать доспехов, а взяли с собой «щиты, шлемы и пики, и мечи на перевязях, и многие имели также луки и стрелы».

Харальд собирается победить армию Нортумбрии / Изображение из хроник XIII века «Жизнеописание короля Эдуарда-Исповедника», автор – Метью Пэрис. 
Харальд собирается победить армию Нортумбрии / Изображение из хроник XIII века «Жизнеописание короля Эдуарда-Исповедника», автор – Метью Пэрис. 

В ожидании нортумбрийцев норвежцы расположились в 13 км к востоку от Йорка, у переправы через реку Дервент. И были очень неприятно удивлены внезапным появлением на другом берегу английской армии короля Гарольда. Харальд успел послать на корабли за подмогой, но исход яростной битвы при Стамфорд-Бридже был решён довольно быстро в пользу англичан - не в последнюю очередь потому, что норвежский конунг был убит в самом начале решительной схватки - стрела пронзила ему горло. Подоспевшие с кораблей викинги не смогли переломить ситуацию - оставшиеся в живых норвежцы уплыли домой всего на 24 кораблях из 400 (столько разрешили взять англичане), под предводительством младшего сына короля Харальда, Олафа, принеся клятву никогда более не нападать на Англию.

Эта победа (кстати, ставшая последней крупной битвой в более чем 200-летней истории набегов викингов на Британские острова) очень дорого обошлась англичанам - меньше чем через месяц, в битве при Гастингсе 14-го октября 1066 года с войсками герцога Вильгельма Завоевателя, они потерпели сокрушительное поражение от нормандцев, в результате которого Англия была ими захвачена. Последний англосаксонский король Гарольд Годвинсон погиб на поле боя вместе с двумя своими младшими братьями.

В последнем военном походе Харальда его сопровождали королева Елизавета и дочери Мария и Ингигерда, которых он оставил на Оркнейских островах, расположенных у северо-восточного побережья Шотландии. Согласно сагам в «тот же день и тот же час», когда в Англии погиб их муж и отец, конунг Харальд, на Оркнейских островах внезапно скоропостижно умерла его старшая дочь Мария. Ей было около 19 лет. В своде скандинавских саг «Круг земной» сообщается, что король Харальд собирался выдать Марию замуж за своего соратника, хёвдинга Ойстена Орре, брата своей наложницы Торы Торбергсдоттир, который погиб вместе с ним в битве при Стамфорд-Бридже. Выжившие после сражения с англичанами норвежцы перезимовали вместе с Елизаветой и Ингигердой на Оркнейских островах, и вернулись в Норвегию весной 1067 года.

Информация о дальнейшей судьбе овдовевшей примерно в 40 лет дочери Ярослава Мудрого противоречива. По одной версии, после возвращения домой вместе с дочерью, она провела остаток жизни при дворе своего то ли сына, то ли пасынка Магнуса, который после смерти Харальда стал в 18 лет королём Магнусом II (1048-1069) - сам Харальд назначил его своим наместником перед злосчастным походом в Англию. Согласно другой версии, Олисава-Елизавета вышла замуж во второй раз, за датского короля Свена II Эстридссена, с которым Харальд раньше воевал за престол Дании без малого 20 лет, но так и не стал датским королём, зато его вдова стала датской королевой. Где и когда киевлянка закончила свой жизненный путь - историкам неизвестно.

Дочь Елизаветы Ингигерда (1046-1120) вскоре после гибели отца, в 1067 году, была выдана замуж за датского принца Олафа (сына предполагаемого супруга её матери, датского короля Свена II Эстридссена), который стал королём Дании в 1086 году. После смерти мужа в 1095 году Ингигерда вышла замуж во второй раз, за шведского принца Филиппа, который в 1105 году стал королём Швеции. Таким образом, эта внучка Ярослава Мудрого за свою жизнь носила две короны - датскую и шведскую.

О чём следует упомянуть отдельно - брак Елизаветы и Харальда не мог не быть знаковым для матери киевской княжны, княгини Ирины. Потому что до того, как стать женой Ярослава Мудрого в 1019 году, шведская принцесса два года была невестой старшего брата своего зятя, конунга Норвегии Олафа II Святого. Решение об их свадьбе было принято на тинге (скандинавский аналог древнерусского вече) в Упсале осенью 1017 года. Отец невесты, король Швеции Олаф III, дал клятву, что отдаст Ингигерду замуж за норвежца. Более того, его дочь сама хотела этого брака (Ингигерда и Олаф состояли в любовной переписке, помимо официального сватовства, король Норвегии прислал своей невесте золотое кольцо с предложением руки и сердца, на которое та ответила согласием), и есть основания полагать, что всю жизнь она продолжала любить несостоявшегося мужа. И её можно понять - Ярослав был старше своей жены примерно на 20 лет, а норвежский конунг был старше Ингигерды всего на 5-6. К тому же, новгородский князь был хромым, что в глазах молодой девушки его тоже не красило.

Выданная против своей воли воли за Ярослава, Ингигерда, тем не менее, спустя год породнилась со своим любимым Олафом - её сестра по отцу (от наложницы), Астрид, заняла её место и стала норвежской королевой. Во второй раз с Олафом Ингигерда породнилась уже через 15 лет после его смерти - дети Олисавы-Елизаветы и Харальда одновременно приходились ей родными внуками, а Олафу - кровными племянниками.

Текст: Руда Пани






Источник