Родился Тур Хейердал в Ларвике в семье Туров Хейердалов в 1912 году. Почему Туров? Просто из поколения в поколения мальчиков в семье Хейердал было принято называть Турами. И, хотя как для отца, так и для матери будущего путешественника, брак был третьим и в семье уже росли семеро детей, именно младшего сына назвали Туром.

Тур Хейердал: жизнь в путешествиях
Фото: flikr/ jelalex1978 / Thor Heyerdahl in Azov expedition. 8-9 may 2001 year

Отец, немолодой (ему уже было 50 лет, когда родился Тур) и богатый владелец пивоварни, с удовольствием путешествовал по Европе и много времени проводил с малышом, обязательно беря его с собой в поездки.

Мать – Алисон Люнг Хейердал – тоже души не чаяла в сыне и не только любила его, но и много занималась с мальчиком. Получив образование биолога в Англии и будучи последовательницей теории Чарльза Дарвина, именно она привила Туру любовь к зоологии. В результате любимец семьи создал дома, в предоставленной родителями в полное его распоряжение комнате, зоологический музей, самым эффектным экспонатом которого стало… чучело гадюки. В музее было много разных чудес – местных, и привезенных из дальних путешествий, так что по выходным к Хейердалам приходили целыми семьями – не только на традиционный чай, но и на «ознакомительные экскурсии».

Поступление Тура в 1933 году на зоологический факультет Университета Осло ни для кого не стало неожиданностью. В университете он продолжает заниматься зоологией, но постепенно все большее и большее внимание уделяет культурам и цивилизациям древности. Именно в это время он убеждается в мысли, что современное человечество слишком «заигралось» и забыло о вековых заповедях и традициях, а потому вошло в период братоубийственных войн и ненависти. В этом он будет убежден до последних минут своей жизни.

Пока же Хейердал особенно интересуется культурой Полинезии и знакомится с берлинскими зоологами Кристин Бонневи и Яльмаром Борхом, к которым ездит в Берлин, а кроме того, активно пользуется возможностью читать книги и документы из самой крупной на тот момент в мире частной научной библиотеки, владельцем которой был состоятельный виноторговец из Осло Бьярне Крепелин.

Ветер странствий

Довольно быстро (после семи семестров) Туру становится в университете скучно: он обладает поистине энциклопедическими знаниями, как благодаря собственной жажде знаний, так и полученным от родителей в детстве. Он хочет заниматься собственными исследованиями и отправиться в настоящее путешествие к далеким берегам экзотических островов, благо его немецкие учителя-зоологи Кристин Бонневи и Яльмар Брох готовы организовать и спонсировать экспедицию к островам Полинезии, целью которой было понять, как туда могли попасть животные, населяющие острова в наши дни.

Тура ждало не просто «научное приключение», но и свадебное путешествие, потому что перед отплытием на Маркизские острова Хейердал сочетался браком с красавицей Лив Кушерон-Торп, студенткой факультета экономики, с которой познакомился еще в 1932 году.

Лив оказалась настоящей авантюристкой – как и сам Тур, – а это важное качество для путешественников: оба супруга были готовы на свой страх и риск отправиться на несколько лет в тропический рай, куда еще не ступала нога ученого. Лив не просто сопровождала мужа в поездке, но и была ему верным помощником: она проштудировала горы зоологической литературы и книг о Полинезии.

Путешествие на пароходе прошло чудесно, да и жизнь на безлюдном острове Фату-Хива была для влюбленных молодоженов поначалу просто сказочной. Хотя на острове не было даже признаков цивилизации, кругом их палатки рос непроходимый лес, а неподалеку жил последний представитель племени каннибалов – к счастью, настроенный вполне мирно.

На острове выяснилось, что Тур не умеет… плавать. Зато его молодая жена чувствует себя в воде как рыба. Вскоре благодаря усилиям Лив Хейердал уже с удовольствием рассекал лазурную морскую гладь.

Не все было так просто на острове: вскоре жители соседних островов, полинезийцы, сами приехали к супругам и объяснили, что жить так долго в полной изоляции и одиночестве просто опасно для жизни. Как выяснилось впоследствии, они были правы: мало кто способен прожить вдвоем год и сохранить чувства.

Островитяне стали часто приезжать в гости и даже показали скрывавшиеся в джунглях каменные изваяния богов.

Через год пришло время покидать острова, хотя это и было против планов: Тур подхватил опасную болезнь, а Лив сообщила ему радостную новость – она ждала ребенка. Так закончилось первое путешествие Хейердала.

Об экспедиции на Маркизских островах Тур рассказал в своей первой книге «В поисках рая» (1938), которая вышла как раз накануне Второй мировой войны и прошла практически незамеченной. В 1974 году Хейердал издал расширенный вариант книги под названием «Фату-Хива».

Путешествие в Канаду и Вторая мировая война

По возвращении в Осло Лив родила Туру сына Тура, которого в семье стали на итальянский манер ласково звать Турито, а еще через год родился сын Бьёрн.

Тур продолжал заниматься наукой. Часть собранной в Полинезии коллекции он отослал в Берлин, а часть передал в родной университет.

Надо признать, что после первой экспедиции молодой ученый передумал становиться зоологом, его стали больше интересовать не животные, а люди. В Полинезию отплывал ученый-зоолог, а вернулся в Норвегию ученый-антроплог.

Тур постоянно возвращался в мыслях к каменным изваяниям богов, одного из которых полинезийцы называли Тики. Это имя было знакомо Хейердалу – так звали бога инков. Но как инки могли преодолеть морские просторы и приплыть из Америки в Полинезию? Или все было наоборот?

Тур решает поехать в Канаду на ее «дикий запад», где жили племена индейцев, которые могли сохранить предания о мореплавателях, и приглашает в путешествие Лив, тем более что отношения в семье стали катастрофически портиться и надо было что-то делать.

Хейердал объездил всю западную часть Канады, но нигде не нашел и следов морских путешественников, приплывших из Юго-Восточной Азии в начале каменного века.

В Канаде его застала Вторая мировая война. Как истинный патриот, он желал защищать Родину и, в конце концов перебравшись в США, завербовался в армию. Об участии Хейердала во Второй мировой войне мы уже рассказали здесь. Семья же Хейердала во время войны жила в США, а потом переехала в Англию.

Экспедиция «Кон-Тики»

В 1946 году Хейердал увлекается новым проектом: он утверждает, что американские индейцы могли в глубокой древности достичь островов Тихого океана на плотах. Несмотря на негативную реакцию историков, Хейердал организовал экспедицию "Кон-Тики" – и доказал, что был прав: он сам со своей командой смог на бальсовом плоту проделать путешествие от Перу до атолла Рароиа в архипелаге Туамоту. Самое удивительное, что многие ученые отказывались верить даже в факт самого путешествия неугомонного норвежца до тех пор, пока не был сделан и показан документальный фильм «Кон-Тики».

В экспедиции, помимо Хейердала, приняли участие еще пятеро путешественников — Кнут Хаугланд, Бенгт Даниельссон, Эрик Хессельберг, Турстейн Робю и Герман Ватцингер. В Перу они из бальсового дерева и других природных материалов построили плот паэ-паэ и дали ему имя «Кон-Тики». К плаванию на плоту Хейердала подтолкнули старинные летописи и рисунки испанских конкистадоров с изображением плотов инков, а также местные легенды и археологические свидетельства, что позволило предположить наличие контактов между Южной Америкой и Полинезией.

Об этой экспедиции, увлекательной и трудной, как раз и снят фильм, премьера которого состоится 16 апреля.

После возвращения из экспедиции Хейердал разводится с Лив, которая вскоре вышла замуж за американского миллионера, и в том же году женится на Ивонне Дедекам-Симонсен. Во втором браке у Тура родились три дочери — Анетта, Мариан и Хелен Элизабет.

Экспедиция на остров Пасхи

Хейердала всегда было невозможно остановить, и долго ему на одном месте не сиделось. Поэтому в 1955 году он организует археологическую экспедицию на остров Пасхи, в состав которой входили норвежские профессиональные археологи.

По результатам экспедиции был написан очередной бестселлер «Аку-Аку», о котором профессор С. А. Токаревнаписал:

«Из исследований Хейердала вытекает один несколько неожиданный, но важный для науки факт: сохранение культурной традиции среди островитян. В последнее время у этнографов сложилось мнение, что жители острова Пасхи, полуистребленные и деморализованные колониальным режимом, совершенно забыли собственное прошлое, что они теперь как чужие на своей родной земле. Оказывается, это не совсем так. Правда, островитяне не помнят древнего письма, не все они представляют себе, как в далекие времена передвигали и ставили статуи. Но потомки былых каменотесов и скульпторов еще знают, как их предки вырубали статуи и отделяли их от материнской породы; они сумели передвинуть и заново поставить огромный каменный истукан, как это делали отцы и деды; они помнят колдовские песни-заклинания, которые при этом пелись. В тайниках еще хранятся родовые сокровища, за которыми заботливо ухаживают. Островитяне верят в их волшебную силу и в силу духов, охраняющих тайники, и помнят свои генеалогии, свое происхождение от "короткоухих" или "длинноухих".

Именно это сохранение культурной преемственности позволило Хейердалу произвести особого рода научный эксперимент: с помощью островитян он показал, как высекались статуи, как они передвигались и ставились. А ведь это-то и представлялось столь долгое время загадкой!

Крупной заслугой Хейердала являются археологические исследования. До него никто их на острове не производил. Но и тут без помощи местных жителей он ничего бы не сделал: проникнуть в тайники – пещеры – Хейердал смог только потому, что ему удалось добиться доверия островитян. А этим он обязан в значительной мере своим прежним путешествиям, которые разбудили среди полинезийцев патриотический интерес к их собственному прошлому. "Сеньор Кон-Тики" стал повсюду в Полинезии популярной фигурой».

В книге «Остров Пасхи: разгаданная тайна», написанной в 1989 году, Хейердал предположил, что остров сначала был заселён «длинноухими» из Южной Америки, а «короткоухие» прибыли туда из Полинезии лишь в середине XVI века и могли как сами приплыть на остров, так и могли быть привезены туда в качестве рабов.

«Ра» и «Ра-II»

В 1969 году пришел черед путешествиям на лодках из папируса. Хейердал построил две лодки и попытался пересечь Атлантический океан. С первой лодкой вышла неудача: спроектированная по рисункам и макетам лодок Древнего Египта и названная «Ра», она была сделана из эфиопского камыша и, выйдя в путь с побережья Марокко, довольно быстро развалилась (попросту размокла) в водах Атлантического океана.

В 1970 году вторая лодка – «Ра-II», доработанная с учетом допущенных ошибок, была построена мастерами с озера Титикака в Боливии и отправилась в путь также из Марокко. Это путешествие было успешным: «Ра-II» доплыл до Барбадоса, а Хейердал в очередной раз одержал победу: он доказал всему научному мировому сообществу, что древние мореплаватели могли совершать трансатлантические переходы под парусом, используя при этом Канарское течение.

В экспедиции принимал участие международный экипаж, в том числе и врач Юрий Сенкевич. Хейердал всегда был пацифистом и хотел показать, что даже на крошечном участке «суши» в океане люди разных политических и религиозных убеждений и национальностей могут жить в мире и дружбе.

Об этих экспедициях была написана книга «Экспедиции на „Ра“» и создан документальный фильм.

Еще одна тростниковая лодка

Не менее известно и путешествие на «Тигрисе», который Хейердал построил в 1977 году и отправился на ней вместе с международной командой в путешествие из Ирака к берегам Пакистана, а затем в Красное море, доказав, что между Месопотамией и Индской цивилизацией (современный Пакистан) могли существовать торговые и миграционные контакты.

3 апреля 1978 года «Тигрис», проплававший пять месяцев и сохранивший все свои мореходные качества, был сожжён в Джибути в знак протеста против войн, разгоревшихся в районе Красного моря и Африканского Рога, в знак протеста «против проявлений бесчеловечности», а Хейердал отправил письмо Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму, в котором призвал всех «простых людей всех индустриальных стран осознать безумные реальности нашего времени» и задуматься о будущем «общей цивилизации, чтобы ее не постигла участь тонущего корабля».

Вячеслав Титов/ В музее Кон-Тики
Вячеслав Титов/ В музее Кон-Тики

Неутомимый искатель приключений


Тур Хейердал оставался неугомонным до конца своих дней.
Он обследовал курганы, найденные на Мальдивских островах в Индийском океане, где обнаружил скульптуры бородатых мореплавателей с продолговатыми ушными мочками («длинноухих»), что позволило ему утверждать, что существовала цивилизация мореходов, выходцев из современной Шри-Ланки, заселившая Мальдивы и, быть может, основавшая культуру острова Пасхи.

Он исследовал пирамиды Гуимар на острове Тенерифе и доказал, что это не случайные нагромождения камней, а настоящие рукотворные строения-пирамиды с астрономической ориентацией, а также заявил, что Канарские острова в древности были перевалочным пунктом на пути между Америкой и Средиземноморьем.

В конце жизни Тур Хейердал в очередной раз вызвал гнев общественности, выдвинув теорию о том, что в Скандинавию во время великого переселения народов пришли племена из степей вокруг нынешнего Азова. Тур Хейердал провел археологические раскопки в низовьях Дона и на Кавказе и на основе собранного материала выпустил две книги: в 1999 году вышла его монография «Без границ», а в 2001 году – ее переработанный вариант «В погоне за Одином». Обе книги написаны в соавторстве со шведом Пером Лиллиестремом.

jelalex1978 /  Thor Heyerdahl with russian archeologists in Azov expedition. 8-9 may 2001 year.
jelalex1978 /  Thor Heyerdahl with russian archeologists in Azov expedition. 8-9 may 2001 year.

На книгу обрушился поток негативных рецензий историков, в которых Хейердал и Лиллиестрем были объявлены «псевдоучеными». Однако опровергнуть находки великого путешественника никто не смог.

В одном из своих интервью Хейердал сказал: «Я не ищу приключений ради самих приключений. Полнота жизни не обязательно связана с преодолением стихий — работа мысли, достижение гуманной цели украшают ее сильней. Я органически не способен считать людей, живших тысячелетия до нас, ниже себя, и мне претит, когда я сталкиваюсь с таким часто даже подсознательным пренебрежением к тем, кто жил до нас и не владел нашей техникой. Мне доставляет удовольствие щелкать по носу ученых сухарей и высокомерных гордецов. Но мотивы преодоления собственной слабости, пассивности, мотивы утверждения человеческой личности через достижение, казалось бы, недостижимого мне близки и понятны...»

Не менее бурной была и личная жизнь великого ученого и путешественника, смутьяна и жизнелюба. В возрасте 1996 году отец пятерых детей Хейердал разводится со своей второй супругой и сочетается браком с бывшей Мисс Франция и актрисой Жаклин Бир. Много лет проживавший на итальянской Ривьере, Хейердал перебрался с супругой, которая всегда и везде сопровождала его в поездках, на Тенерифе, оставив второй семье свое любимое поместье Колла-Микере.

На Тенерифе же Тур купил старинный особняк с трехсотлетней историей и большим садом, площадью в целый гектар. В том саду росли не только апельсиновые деревья и авокадо, но и привезенный самим хозяином из Египта папирус. Хейердал просто обожал возиться там и даже говорил, что, если бы у него была вторая жизнь, он обязательно стал бы биологом.
Неправильно навешивать на человека ярлыки и считать, что больше всего на свете Тур любил скитаться по свету. Сам он утверждал, что просто обожает свой дом, любит находиться в кругу семьи и еще очень любит танцевать. Себя он называл «цивилизованным дикарем».

Умер Хейердал в возрасте 87 лет от опухоли головного мозга в имении Колла-Микери в итальянском городке Алассио в провинции Савона, в окружении своей семьи — жены Жаклин и детей.
На родине ему еще при жизни был установлен памятник, а в его доме открыт музей.

jelalex1978 /Thor Heyerdahl
jelalex1978 /Thor Heyerdahl





Источник