Ян Сибелиус, самый известный финский композитор, является одним из наиболее выдающихся авторов симфоний и симфoнических поэм 20 в., да и всей истории музыки. Сибелиус имеет особое значение как национальный композитор, который привлек в своих произведениях финские мифы, историю, а также природу. Несмотря на уважаемое положение, Сибелиус во время своего творческого пути испытывал финансовые трудности.

Ян Сибелиус (1865–1957) композитор
Фото: flickr.com/Piers Cañadas / Памятник Сибелиусу в Хельсинки. Автор Эйла Хильтунен.

Ян Сибелиус – самый известный и уважаемый финский композитор, один из наиболее выдающихся авторов симфоний и симфонических поэм 20 в., да и всей истории музыки. В некоторых странах Европы Сибелиуса считают только лишь финским композитором, композитором родного края, представителем национального романтизма.

Действительно, редкому композитору удалось столь же удачно отобразить в своих произведениях мифы собственного народа, его историю и природу. Сибелиус является основоположником финской музыки, его музыка сыграла важную роль в процессе становления независимой Финляндии. Но после Второй мировой войны стала наблюдаться все более распространенная тенденция рассматривать Сибелиуса также как модерниста и новатора, чьи масштабные оркестровые произведения в своих композиционных и текстурных решениях могут служить ориентиром даже для композиторов конца 20 в.

The Finnish Museum of Photography / Suomen valokuvataiteen museo / Santeri Levas: Jean Sibelius, 1940-1945, Järvenpää. Digitized original negative
The Finnish Museum of Photography / Suomen valokuvataiteen museo / Santeri Levas: Jean Sibelius, 1940-1945, Järvenpää. Digitized original negative

Детство в Хямеенлинне, Ловиисе и Турку

Появление Сибелиуса на свет в 1865 г. произошло в самый удачный момент. Финляндия, чья вековая связь со Швецией была оборвана в 1809 г., теперь искала свою собственную национальную индивидуальность, будучи частью Российской империи. Началось развитие своего языка и культуры. В 1882 г. Мартин Вегелиус основал Хельсинкское музыкальное училище, в том же году под руководством Роберта Каянуса начало свою деятельность Хельсинкское оркестровое общество (позднее Хельсинкский филармонический оркестр). Таким образом, зародились ключевые институты музыкальной жизни. Но место создателя финской музыки оставалось вакантным.

Юхан Кристиан Юлиус Сибелиус, в семейном кругу Янне, родился в Хямеенлинне, в маленьком гарнизонном городке, в котором его отец Кристиан Густав Сибелиус работал городским и военным врачом. Отец имел степень доктора медицины, но по характеру был представителем богемы. Таким образом, когда мать Сибелиуса Мария после короткого брака (1862–1868) осталась вдовой (Кристиан

Сибелиус умер от брюшного тифа), оставленное наследство составляли главным образом неоплаченные счета. Мария переехала вместе с детьми обратно к своей матери. Янне, потерявший отца в трехлетним возрасте, рос в женском окружении. Маленький городок вряд ли смог предоставить хорошие возможности для получения образования, если бы благодаря феннофильскому движению в Хямеенлинне в 1876 г. не был открыт финский лицей, куда три года спустя Янне и был отдан на обучение. Он стал двуязычным и уже в раннем возрасте помимо произведений Й.Л. Рунеберга и Ц. Топелиуса, написанных на шведском языке, был знаком с «Калевалой» и произведениями Алексиса Киви. В основную программу входила также и античная литература, что решающим образом повлияло на его понимание искусства.

Музыка захватила Сибелиуса уже в раннем детстве. В отличие от И.С. Баха и В.А. Моцарта, он, конечно же, не принадлежал к музыкальному роду, хотя его отец любил петь популярные песни К.М. Беллмана и шведские студенческие песни Веннерберга под аккомпанемент лютни, а мать немного умела играть на клавире. По линии матери можно найти предка, жившего в 17 в., коронного фохта Якоба Гартмана, от которого происходят и некоторые другие выдающиеся деятели в финской музыкальной истории, в частности, А.Г. Ингелиус, автор первой финской симфонии, Мартин Вегелиус, Айно Акте, а также Хейкки Суолахти (1920–1936), талантливый юный композитор, умерший в 16 лет.

Кроме этого, по линии отца также существовал дальний предок, живший в 17 в., – торговец Якоб Данненберг. От него происходят композиторы Эрнст Фабрициус (1842–1899) и Эрнст Милк (1877–1899), а также музыковед Илмари Крон (1867–1960).

Первые уроки игры на фортепиано Сибелиус начал брать в семилетнем возрасте у своей тетки Юлии. Уже тогда свободные импровизации брали верх над упражнениями для пальцев. На одном из семейных вечеров он представил свою импровизацию «Жизнь тети Эвелины в нотах». Первое собственное сочинение датируется прибли-зительно 1875 г., когда Янне сделал нотную запись «Капель воды для скрипки и виолончели». Оно не было ранним творением гениального ребенка, но все же доказывало, что у него уже были представления об основах классической композиции. Показательным является весьма колоритное использование инструментов (пиццикато) для достижения нужного настроения. Уроки игры на скрипке под руководством местного военного дирижера начались, лишь когда Сибелиусу было около 16 лет, и с самого начала, как вспоминал сам композитор, скрипка всецело захватила его. «Десять последующих лет моим самым искренним желанием, моей самой честолюбивой целью было стать великим скрипачом-виртуозом». Фортепиано «не поет», как комментировал сам композитор, и этот инструмент был для Сибелиуса главным образом средством для сочинения. С помощью скрипки, помимо собственно скрипичного репертуара, он познакомился с классическим и романтическим камерным репертуаром. Музицирование в обществе друзей, а также с его сестрой Линдой, игравшей на фортепиано, и братом Кристианом, игравшим на виолончели, стало стимулом и для собственного творчества. Уже в годы, проведенные в Хямеенлинне (1880–1885), появилось около 15 фортепьянных и камерных произведений для двух или четырех исполнителей. Помимо венских классиков, образцами для Сибелиуса служили Феликс Мендельсон, Эдвард Григ и Петр Чайковский. До переезда в Хельсинки в 1885 г.

Сибелиус закончил «Струнный квартет ми бемоль мажор», свидетельствующий о целенаправленном проникновении в тайны композиции. За этим стоял учебник Иоганна Кристиана Лобе по музыкальной композиции, который Сибелиус самостоятельно нашел в школьной библиотеке.

«Хямеенлинна был городом, где я ходил в школу, Ловииса означал свободу». В противовес школьной жизни Сибелиус часто проводил время в Сяяксмяки, фамильном имении семьи фон Конов близ Хямеенлинна. Сибелиус стал отличным стрелком. Но не меньшее значение имела природа, которую Сибелиус воспринимал как поэтическую, таинственную силу: «В сумерках Янне развлекался, подкарауливая сказочные существа в лесной чаще». Таким образом, в близости с природой наметился путь будущего композитора.

Столь же важными стали летние месяцы, которые Сибелиус проводил в Ловиисе у своей бабушки и тетки Эвелины. В Ловиисе Сибелиуса пленили море, свобода и тоска по дальним странам. Фантазии уводили его в дальние страны, вслед за дядей Юханом, моряком, погибшим во время кораблекрушения еще до рождения Янне. Когда в 1886 г. Сибелиус взял новый псевдоним, он воспользовался визитными карточками дяди, где имя Юхан было напечатано на французский манер – Жан. Другой дядя Сибелиуса, Пер, живший в Турку, был музыкантом-самоучкой, торговцем семенами, который наблюдал за звездами в телескоп, а по вечерам играл на скрипке. В жизни Янне он занял место отца, а на ранних этапах даже роль советчика в музыке. В Турку Сибелиус шире познакомился с музыкой с помощью коллекции партитур Пера Сибелиуса, а также, вероятно, впервые услышал настоящую оркестровую музыку.

Легко заметить, что семейное окружение и опыт юношеских лет уверенно говорили в пользу выбора карьеры, не относящейся к буржуазной среде. Среди близких родственников были непрактичные, мечтательные или даже бесшабашные личности. Тонкий, глубоко мистически-религиозный характер матери и характер отца, легко относившегося к деньгам, но также умевшего напряженно сосредотачиваться на работе, создали фундамент не только для экстравагантного стиля жизни будущего композитора, иногда повергавшего семью в руины, но и для его способности создавать великие произведения посреди хаоса будничных проблем.

Годы учебы в Хельсинки

Осенью 1885 г. Сибелиус поступил на юридический факультет Александровского университета в Хельсинки и одновременно начал учебу в Хельсинкском музыкальном училище. Последовал классический случай: университетские учебники покрывались пылью, и осенью следующего года уже и речи не шло о продолжении учебы в университете. Музыка поглотила молодого начинающего композитора. Под руководством широко образованного ректора музыкального училища Мартина Вегелиуса Сибелиус изучал предметы из области теории музыки, хотя поначалу игра на скрипке была на первом месте. На показательных концертах в училище Сибелиус выступал в качестве солиста с произведениями Дж. Б. Виотти, Ф. Мендельсона и П. Роде, а также исполнял небольшие произведения композиторов-романтиков.

Он также играл в квартете училища и стал концертмейстером академического оркестра под руководством Рихарда Фалтина. Постепенно он стал понимать, что страх перед сценой и, прежде всего, довольно поздно начатое обучение игре на скрипке служат серьезным препятствием карьере виртуоза.

Сочинительство вышло на первое место. Основной акцент в преподавании Вегелиуса делался на упражнениях по композиции. Но Сибелиус все время в тайне от учителя сочинял произведения в своем собственном стиле, отличном от хроматических неогерманских идеалов, приверженцем которых был Вегелиус. В частности, он написал множество небольших пьес, посвященных друзьям, брату и сестре. В хельсинкский период было всего написано около сотни произведений: песни, сочинения для различных камерных составов, в частности, трио для фортепиано, скрипичная соната и струнный квартет.

Сибелиус быстро продвигался в учебе, и довольно скоро его стали называть музыкальным гением. Когда на весеннем концерте училища в 1889 г. был исполнен «Скрипичный квартет ля минор», он получил высокую оценку ведущего музыкального критика Карла Флодина: «Господин Сибелиус одним махом оказался в первых рядах тех, на ком возлежит будущее музыкального искусства Финляндии». Не менее значимыми, чем учеба, были дружеские отношения, завязанные в Хельсинки. Среди них было знакомство с композитором и дирижером Робертом Каянусом (1856–1933), ставшим главнейшим приверженцем музыки Сибелиуса, с писателем Юхани Ахо (1861–1821)1821), пианистом и сочинителем Адольфом Паулем (1863–1942), а также с влиятельной плеядой Ярнефельтов, среди которых был композитор и дирижер Армас Ярнефельт (1869–1958), художник Ээро Ярнефельт (1863–1937), писатель-толстовец Арвид Ярнефельт (1861–1932) и, конечно же, Айно, будущая жена Сибелиуса. Особое значение имело то, что Вегелиусу удалось привлечь к преподаванию в училище всемирно известного пианиста и композитора Ферруччо Бусони (1866–1924). Бусони, Сибелиус, Пауль и Армас Ярнефельт образовали тесный дружеский круг, который почти ежедневно собирался в кафе Эриксона или в ресторане «Кэмп» и обсуждал вопросы, касающиеся жизни и искусства.

Годы учебы в Берлине и Вене

За четыре года Сибелиус вобрал в себя все, что мог предложить Хельсинки. Настала очередь учебы за границей. Однако его путь лежал не в Петербург, где к его услугам был бы оркестровый гений Николай Римский-Корсаков. Вегелиус желал, чтобы его протеже получил строгое немецкое образование. Первым местом учебы за рубежом стал Берлин, где учителем Сибелиуса стал академический теоретик Альберт Беккер. Бесконечные контрапунктные упражнения, сами по себе, без сомнения, полезные, не приносили больших плодов, и наиболее важные стимулы Сибелиус получал от посещений концертов. Он побывал на концертах, на которых Ганс фон Бюлов выступал в качестве дирижера при исполнении симфоний Людвига Ван Бетховена и играл его фортепьянные сонаты. Ему также довелось услышать редко звучащие поздние квартеты Бетховена в исполнении Иоаким-квартета. Большое значение имело прослушивание симфонической поэмы Рихарда Штрауса « Дон-Жуан», и когда Каянус приехал в Берлин дирижировать исполнением своей симфонии «Айно», для Сибелиуса это, возможно, послужило толчком в направлении создания симфонической поэмы. Следует также упомянуть Рихарда Вагнера. Его оперы «Тангейзер» и «Нюрнбергские мейстерзингеры» оказали на Сибелиуса неизгладимое впечатление и породили длительное увлечение Вагнером.

Под влиянием Кристиана Зиндинга Сибелиус в 1890 г. написал «Квинтет для фортепьяно соль минор», который стал его первым сочинением в собственно сибелиусовском стиле. Вернувшись на родину на каникулы летом 1890 г., он завершает свой жизнерадостный «Струнный квартет си бемоль мажор» и обручается с Айно Ярнефельт.

Благодаря содействию Бусони, с осени 1890 г. Сибелиус продолжил учебу в Вене. В этом городе он чувствовал себя намного уютнее: «Вена – место, которое больше всего мне по вкусу». Открытая, интернациональная атмосфера Вены, общество, румынские и венгерские музыканты, с которыми он познакомился, доносившиеся отовсюду вальсы Штрауса пленили его. Стареющий Иоганн Брамс не принял Сибелиуса, несмотря на рекомендации Бусони, и его учителями стали популярные в те времена Карл Голдмарк (1830–1915), обучавший его технике дирижирования оркестром, а также Роберт Фукс (1874–1927), среди учеников которого были Гуго Вольф и Густав Малер. Некоторые полученные тогда музыкальные впечатления существенно повлияли на его дальнейшее становление. Третья симфония Антона Брукнера, при исполнении которой присутствовал сам композитор, заставила Сибелиуса признать: «Он, по-моему, является самым великим ныне живущим композитором». Будущий оркестровый композитор, Сибелиус прослезился во время исполнения Девятой симфонии Бетховена под управлением Ганса Рихтера: «Я чувствовал себя таким маленьким, таким маленьким».

Рождение оркестрового композитора

До этого момента Сибелиус был камерным композитором. В Вене он неожиданно обратился к оркестру. Под руководством Голдмарка Сибелиус сочинил «Прелюдию ми мажор», в которой чувствуется влияние Брукнера, а также более свободную по колориту «Сцен де бале». Вена также оказала еще одно важное влияние на Сибелиуса: в нем неожиданно проснулся интерес ко всему финскому и к финскому языку. Сибелиус заинтересовался «Калевалой» и открыл для себя ее таинственный мир: «Я думаю, что «Калевала» очень современна. По-моему, она – самая музыка: тема и вариации». Основная тема симфонической поэмы «Куллерво» родилась, когда композитор находился под влиянием пылкого, исконно финского настроения. Вернувшись летом 1891 г. из Вены в Финляндию, Сибелиус продолжил работу над «Куллерво». Хотя позднее Сибелиус отрицал этот факт, осенью 1891 г. он встретился со сказительницей Ларин Параске, находившейся в то время в Порвоо. Аутентичное исполнение рун и причитаний решающим образом повлияли не только на темы и композиционные формы «Куллерво», но и на формирование собственного музыкального языка Сибелиуса.

Премьера «Куллерво» 28 апреля 1892 г. имела огромный успех. «Оглушительный весенний поток финских мелодий мощно устремился из пустыни», – так охарактеризовал Каянус этот ключевой момент в финской истории музыки. Финская музыка была создана, и Сибелиус оправдал возложенные надежды.

В июне того же года состоялась свадьба. Молодожены, в духе модного тогда карелианизма, отправились к местам рождения «Калевалы», в частности, в Иломантси и Корписелкя, где Сибелиус записал несколько народных мелодий. Впечатления от этой поездки в какой-то степени можно обнаружить в симфонической поэме «Сказка» и, прежде всего, в «Карельской сюите» и легендах о Лемминкяйнене.

С течением лет в семье родилось шестеро дочерей, из которых одна умерла во младенчестве. Чтобы обеспечить семью, вплоть до рубежа веков Сибелиус вынужден был преподавать игру на скрипке и теоретические дисциплины в музыкальном училище и в оркестровой школе, основанной Каянусом. Образ жизни композитора, однако, не сильно изменился. Сатирическая «Книга о человеке» Адольфа Пауля, вышедшая в 1891 г., поведала об атмосфере праздности и безудержном употреблении шампанского вымышленного персонажа Силена (за которым угадывался Сибелиус). Картина Галлен-Каллелы «Проблема» (позднее «Симпозиум»), выставленная в 1894 г., на которой изображены известные деятели искусств, дремлющие в изнеможении после безудержной пьянки, также не прибавила у публики благоприятного впечатления.

После «Сказки» и «Карельской сюиты» композиторство Сибелиуса получило новый импульс вдохновения только после поездки в Байрет и Мюнхен в 1894 г. Однако мощная музыка Вагнера разрушила планы Сибелиуса написать оперу. Работа над оперой на калевальскую тематику «Создание лодки» осталась незаконченной. Вагнер оставил неизгладимый след в творчестве Сибелиуса, но для него формой музыкальной драмы стала симфоническая поэма, а композиторским идеалом стал Ф. Лист. В 1895 г. Сибелиус использовал материал оперы для оркестровой сюиты «Лемминкяйнен», состоящей из четырех легенд (симфонических поэм).

В 1896 г. Сибелиус участвовал в конкурсе на должность преподавателя музыки в Хельсинкском университете. В связи с этим он прочитал свою знаменитую открытую лекцию на тему «Некоторые аспекты народной музыки и ее влияние на классическую музыку». Это было его единственное письменное изложение своих взглядов как композитора. По мнению Сибелиуса, народная музыка служит отправной точкой в работе композитора, даже если в конечном итоге он должен подняться над уровнем национального.

После серии не вполне благовидных апелляций место досталось Каянусу, что, к счастью, не разрушило их дружеские отношения. В качестве компенсации Сибелиус, к своей радости, получил годичную стипендию, которая позднее стала его пожизненной пенсией.

Романтический период творчества Сибелиуса закончился в 1899 г. написанием Первой симфонии, выдержанной в духе Чайковского. Вместе с тем, обращение к симфонии привело Сибелиуса к идеалу абсолютной музыки. Примечательно, что в ней, как и во Второй симфонии (1902), кое-кто поспешил также подметить черты борьбы за национальную независимость. В так называемый «период угнетения» Сибелиус и его музыка естественным образом стали символом национального движения. Сибелиус ничего не имел против этого, и в 1899 г. он сочинил «Песню афинян» и произведение «Финляндия просыпается», финальную часть которой, ставшую программной, позднее окрестили «Финляндия». Однако подобный взгляд, который мог легко перейти в зашоренность, особенно в последующие годы, мог помешать пониманию его произведений. Сам он думал о них совершенно иначе, прежде всего, как о музыке как таковой.

Решающий поворот к более классическому стилю, отход от национального романтизма относится к началу века, когда в 1900–1901 гг. Сибелиус с семьей некоторое время провел в Рапалло (Италия). Четкий язык форм античного искусства Италии привнес в его музыку сконцентрированную гармоничность и античные идеалы. Римские архитектура и искусство, а также музыка Джованни Пьерлуиджи да Палестрина разбудили в его сознании «удивительные мысли о сущности музыки». Вторая симфония в какой-то степени является первым проявлением этого нового стиля. Другими примерами движения в этом направлении стала переработка «Сказки» в 1902 г. Произведение стало более ясным и обрело классическую архитектонику Концерта для скрипки, особенно в последней версии, появившегося между 1903 и 1905 гг.

Переезд в Айнолу и превращение в классики

Изменению стиля способствовали и перемены во внешней жизни. «В Хельсинки во мне умерла песня», – отметил сам композитор. Он стремился бежать от ресторанных вечеринок, часто надолго затягивавшихся, и получить возможность спокойно работать. В 1904 г. Сибелиус вместе с семьей переехал в спроектированный Ларсом Сонком дом в Туусула, в настоящее время Ярвенпяя. Свой вклад в строительство дома, получившего название Айнола, внес Аксель Карпелан (1858–1919), обедневший дворянин и любитель музыки, имевший к тому же свободное время. Он неоднократно приводил финансовые дела Сибелиуса в порядок, взывая к совести предпринимателей-патриотов, и был, возможно, самым глубоким ценителем искусства Сибелиуса. Начиная с концерта на Всемирной выставке 1900 г. в Париже, Сибелиус постоянно получал от Карпелана предложения относительно новых сочинений, а также дружескую критику. «Для кого же я теперь буду сочинять?» – спросил Сибелиус после смерти своего друга в 1919 г.

Третья симфония (1907) отражает совершенно новую ситуацию в жизни Сибелиуса: «Несмотря ни на что, в жизни много мажорного, III (симфония) написана в До-мажоре!» Сибелиус также одерживал победы за рубежом, и его музыка заняла прочное место в Англии, куда он приезжал в 1905 г. Приверженцами музыки Сибелиуса там стали Генри Вуд, Роза Ньюмарч и Эрнест Ньюмен. В 1906 г. Сибелиус побывал в Петербурге, дирижируя своей симфонической поэмой «Дочь севера». В течение всего своего творческого пути, вплоть до мировой премьеры Седьмой симфонии 24 марта 1924 г., Сибелиус дирижировал исполнением своих произведений повсюду в Европе и организовывал их премьеры.

В 1907 г. Сибелиус познакомился с Густавом Малером, когда тот с концертами приехал в Хельсинки. Между композиторами, представлявшими противоположные стилистические идеалы, не возникло глубокого понимания. Малер, который был также одним из самых именитых дирижеров своего времени, ни разу не дирижировал сочинениями своего коллеги. Высказывания, сохранившиеся из беседы Малера и Сибелиуса, являются частью истории музыки 20 века. Если Сибелиус сказал, что главное, что восхищает его в симфонии, это «ее глубокая логика, которая требует внутреннего единства всех ее тем», то, по мнению Малера, «симфония должна быть как мир: в ней должно умещаться все».

The Finnish Museum of Photography / Suomen valokuvataiteen museo / Santeri Levas: Jean Sibelius, 1940-1945, Järvenpää. Digitized original negative
The Finnish Museum of Photography / Suomen valokuvataiteen museo / Santeri Levas: Jean Sibelius, 1940-1945, Järvenpää. Digitized original negative

Период экспрессионизма и война

Весной 1908 г. у Сибелиуса вырезали опухоль в горле, и на восемь лет он полностью отказался от сигар и алкоголя. Вероятно, не случайно, что к этому периоду относятся его наиболее содержательные и самые сложные для понимания публики произведения. Душевный кризис просматривается в темных красках музыки, в отказе от внешней эффектности, в сдержанности языка, в экспрессионизме. В это время появляется симфоническая поэма «Ночная скачка и восход солнца» (1908), струнный квартет «Voces intimae» («Сокровенные голоса», 1909), Четвертая симфония (1911), симфонические поэмы «Бард» (1913) и «Богиня природы» (1913). В частности, острый диссонанс и модернистская природа Четвертой симфонии воспринимался как пощечина публике. Такого Сибелиуса было непросто понять, и в глазах многих славе национального композитора был нанесен серьезный удар.

В начале 1910-х гг. Сибелиус много концертировал, посетив, в частности, Гетеборг, Ригу, Копенгаген и Берлин. Его международная известность начала закрепляться. В 1912 г. ему предложили профессуру в Венской Музыкальной академии, от которой он, однако, отказался. То же произошло в 1921 г., когда Сибелиуса пригласили преподавать в Школу музыки Истмана в Рочестере, штат Нью-Йорк. Сибелиус в глубине души понимал, что не рожден быть педагогом. Самые приятные впечатления оставила о себе поездка Сибелиуса в Америку в 1914 г., когда ему была присуждена степень почетного доктора Йельского университета. Во время американского турне он давал концерты, на которых, в частности, прозвучала написанная по заказу импрессионистская симфоническая поэма «Океаниды», а также совершил поездки в Бостон и на Ниагарский водопад.

Мировая война 1914–1918 гг. была для Сибелиуса трудным временем, как в душевном, так и в материальном плане. Сложности с передвижением привели к изолированности, государственная пенсия уменьшилась из-за инфляции, не поступали авторские гонорары от его немецкого издателя Breitkopf & Härtel. Для Сибелиуса, с его образом жизни, и его семьи это означало бедность, настоящее жалкое существование. Чтобы хоть как-то поддержать семью, он вынужден был сочинять небольшие произведения: песни, сочинения для фортепьяно, а также произведения для скрипки и фортепьяно. Среди этих сочинений, которые сам Сибелиус называл «бутербродными», тем не менее, встречаются превосходные жемчужины – композитор умел соединить общедоступность с высоким качеством.

В 1917 г. Финляндия обрела независимость, но за этим последовала жестокая война. Жизнь Сибелиуса не находилась под угрозой, даже несмотря на то, что в 1917 г. он написал «Марш егерей». Тем не менее, красные совершали в Айноле обыски, и Сибелиус вместес семьей на всякий случай с помощью друзей укрылся в Хельсинки, где его безопасность можно было гарантировать с большей вероятностью. Тяготы военного времени отразились и на болезненном процессе создания Пятой симфонии. Работа над ней длилась полдесятилетия: хотя симфония впервые была исполнена в 1915 г. на концерте в честь 50-летнего юбилея Сибелиуса, лишь в 1919 г. была готова та редакция, которую исполняют сейчас. Трудный процесс написания симфонии отражает также изменения, происходившие в творческом мышлении Сибелиуса: он стремился заменить «симфонию» и «симфоническую поэму» на более свободную форму симфонической фантазии, которая объединяла бы эти две формы.

Последние шедевры и «тишина Ярвенпяя»

Тяготы военного времени отступили лишь в 1919 г., когда Сибелиус с женой поехали в Копенгаген на Дни музыки северных стран. Наконец-то Сибелиус получил возможность вновь «дышать воздухом Европы». Он познакомился с Карлом Нилсеном, но близкие дружеские отношения между ними не установились, прежде всего, потому что пресса называла Сибелиуса «величайшим музыкальным деятелем Севера настоящего времени», что было неучтиво по отношению к его коллегам.

После творческого перерыва 1920–1922 гг. начался поздний сим- фонический период Сибелиуса. Он продолжал свои зарубежные выступления и написал Шестую (1923) и Седьмую симфонию (1924). Вместе с тем, он испытывал трудности стареющего композитора: «Работа теперь идет не с той скоростью, что прежде, а самокритика растет вне всяких пределов». И все же, в Шестой симфонии Сибелиус новаторски объединяет симфонизм и модальность, а Седьмую симфонию, благодаря ее одночастной композиции, можно охарактеризовать как своеобразную финальную точку в классическом и романтическом симфоническом репертуаре. Последние симфонии и симфоническая поэма «Тапиола» (1926) являются, возможно, самыми зрелыми произведениями Сибелиуса. Но вместе с тем, запасы его творческой энергии быстро истощалась. В промежутках еще была работа над сценической музыкой «Буря» (1925) в Копенгагене; широкий стилистический диапазон и новые композиционные решения этой музыки указывают на то, что Сибелиус, несомненно, не утратил способности к обновлению.

Затем в 1929 г. появились Опусы 114–116, сочинения для фортепьяно, а также для скрипки и фортепьяно, но после этого из-под пера Сибелиуса уже практически ничего не вышло. Над созданием восьмой симфонии Сибелиус бился вплоть до 1943 г., но в конце 1940-х гг. композитор сжег целый ряд произведений, и это стало неоспоримым доказательством загадочной «тишины Ярвенпяя». И лишь «Траурная музыка», написанная на похороны многолетнего друга Сибелиуса, художника Аксели Галлен-Каллелы (1865–1931), указывает на то, что потерял мир с уничтожением Восьмой симфонии. Должно быть, много трагичного пришлось на эти последние годы, даже если они приносили почести и уважение.

В конце жизни Сибелиуса общепризнанно относили к числу величайших композиторов его времени. Его музыка исполнялась повсеместно, в его честь устраивались фестивали. Даже в старости Сибелиус сохранял интерес к новейшим течениям в музыке. Поток посетителей в Айнола не прекращался, а когда композитору исполнилось 90 лет, бывший премьер-министр Великобритании сэр Уинстон Черчилль послал Сибелиусу коробку его любимых гаванских сигар. Два года спустя, 20 сентября 1957 г., Сибелиус скончался в результате мозгового кровоизлияния.

Международный статус Сибелиуса

Хотя Сибелиус и не создал свою школу, у него были последователи, как на родине, так и за рубежом. В ранний период в Финляндии ими стали Тойво Куула и Лееви Мадетоя. В дальнейшем под влиянием тематического, композиционного и оркестрового мышления Сибелиуса оказались многие финские композиторы, в том числе Йоонас Кокконен, Эйноюхани Раутаваара, Аулис Саллинен и Эркки Салменхаара. Влияние Сибелиуса испытали на себе некоторые британские (в частности, Ральф Воган Вильямс), а также американские композиторы (Говард Хансон и Сэмьюэль Барбер).

Для многих исследователей и историков музыки было совсем не просто определить место Сибелиуса в истории музыки. Одной из причин было представление о необходимости прогресса, господствовавшее в 20 в. и понимаемое весьма ограниченно: атональность трактовалась как элемент современности, при этом тональность клеймилась как признак консерватизма. Таким образом, музыку Сибелиуса можно было считать реакционным продолжением позднего романтизма. На протяжении своего творчества Сибелиус использовал элементы музыкального языка романтизма, сочинял иногда даже салонные пьесы-пастиччо в стиле 19 в. Но, с другой стороны, он расширил традиционную тональность модальными элементами.

Более того, использование Сибелиусом оркестра, когда различные типы эпизодов совмещаются и перекрывают друг друга, было революционным для своего времени. В этом отношении Сибелиус служит примером и для современных композиторов, таких как Магнус Линдберг, Тристан Мюрей, Дэвид Мэтьюз. Точно также и композиционное мышление Сибелиуса, в котором традиционные формы используются только как отправные точки для новых решений, является одним из наиболее современных в музыке 20 в.

Его техника мотива и темы, основывающаяся на свободном развитии этих элементов, также является неподражаемой. В конечном счете, дальнейшее развитие симфонического жанра на новом этапе истории музыки стало уникальным достижением Сибелиуса.

Текст – ВЕЙО МУРТОМЯКИ

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» на сайте Национальной финской библиотеки © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI

Приложение:

Юхан Юлиус Кристиан Сибелиус, с 1886 Ян, род. 8.12.1865 Хямеенлинна, умер 20.9.1957 Ярвенпяя. Родители: Кристиан Густав Сибелиус, врач, и Мария Шарлотта Борг. Жена: 1892–1957 Айно Ярнефельт, род. 1871, умерла 1969, родители жены: Александр Ярнефельт, генерал, и Элизабет Клодт фон Юргенсбург. Дети: Эва (Палохеймо), род. 1893, умерла 1978; Рут (Снельман), род. 1894, умерла 1976, актриса; Кирсти, род. 1898, умерла 1900; Катарина (Илвес), род. 1903, умерла 1984; Маргарета (Ялас) род. 1908, магистр философии; Хейди (Блумстедт) род. 1911, умерла 1982, художник.