У жителей Стокгольма появился незваный сосед. Лет триста назад он был полноправным горожанином, но затем исчез, не выдержав конкуренции с человеком. Теперь вернулся и заявляет о своих правах на утраченную некогда «жилплощадь».

Люди против бобров. Битва за Стокгольм
Фото: flikr/ Mark Giuliucci / Beaver

Речь идет о бобре. Симпатичный зверь исчез из городской черты шведской столицы в конце XVIII века. В 1871 году популяция бобров перестала существовать на всей территории королевства. Их истребили из-за тёплого и мягкого меха, из которого шили отличные шубы и шапки, а также за умение строить дома и плотины, появление которых на водоёмах редко радовало людей. Швеция жила без бобров полвека, пока в 1922 году в центральной части страны не были выпущены звери, привезенные из Норвегии. Они успешно освоились, стали размножаться, и сегодня численность бобров в Швеции оценивается в 130 тысяч особей, что позволяет говорить о восстановлении вида. Власти даже разрешили охоту на исчезнувшее было животное.

Свое возвращение зверь начал с лесных угодий, но в 1997 году его следы были обнаружены в парке неподалеку от центра шведской столицы. Вскоре горожане увидели и самих бобров, численность которых постепенно увеличивалась. В последние четыре года в популяции произошел настоящий демографический взрыв. Этому есть простое объяснение. Бобру для нормальной жизни нужны чистые леса и водоёмы. И того и другого в шведской столице предостаточно. Треть из 188 квадратных километров общей площади Стокгольма покрывают зеленые насаждения, а еще треть - реки, ручьи, каналы и протоки. Город расположен на 14 островах. Бобрам есть где поплавать и что погрызть. Кроме того, в Стокгольме совершенно безопасно – по крайней мере, для бобров.

В природе на них охотятся волки, медведи, реже – рыси и росомахи. В Стокгольмеэти хищники пока встречаются только в зоопарках. .Численность популяции водных грызунов в столице зависит только от количества пищи. Бобры питаются побегами и корой деревьев, кустарниками и почти всем, что растёт в лесу, поэтому голод им в Стокгольме не грозит. Когда-то благоприятные условия для обитания бобров существовали во всей умеренной лесной зоне Северного полушария. Они заселили территорию современных США, Канады, большую часть России, Центральную и Северную Европу. В Ледниковый период, более 11 тысяч лет назад, в Северной Америке обитал гигантский бобр (Castoroides ohioensis), весивший до 125 килограммов. Когда этот грызун становился на задние лапы, его рост достигал двух метров. Габариты современных бобров значительно скромнее. Вес животных составляет 20-30 килограммов, длина тела не превышает 130 сантиметров. Бобры всегда селятся на берегах рек и озёр и отлично плавают. Вода служит для них защитой от хищников.

Бобры селятся в норах и хатках. Последние представляют собой круглый шатер из веток диаметром до 12 метров, с крышей, обмазанной глиной. Саму хатку животные строят на берегу реки или озера. Вход в неё прячут под водой. Во внутренних помещениях всегда сухо и гораздо теплее, чем на поверхности. Грызуны обустраивают несколько «комнат» для размещения большой семьи из 7-10 особей разных возрастов. В хатке обычно есть спальня, столовая, детская и прихожая. Медведи и волки не смогут найти подводный вход. Бобры сбегут через него, если хищники попытаются разрушить снаружи крышу их дома. Грызуны обычно обустраивают несколько тоннелей, поэтому поймать их очень непросто.

Неуклюжий бобр уязвим только на суше, поэтому он никогда не отходит от берега дальше, чем на 200 метров, и при любой опасности бежит к воде. Он может задержать дыхание на десять минут и проплыть сотни метров, не поднимаясь на поверхность. Животным очень важно поддерживать в реке такой уровень воды, чтобы она скрывала вход в хатку, но никогда не заливала её внутренние помещения. Бобры строят не имеющее аналогов в животном мире гидротехнические сооружения – плотины, перегораживающие реки. Выше по течению образуется озеро с постоянным уровнем воды. Он не зависит от паводков и засух. Под поверхностью искусственного водоёма животные прячут вход в свой дом. Плотина сооружается из древесных стволов и кустарников.

lickr.com/ Bryn Davies / Beaver
lickr.com/ Bryn Davies / Beaver

Взрослый бобр имеет по два мощных 10-сантиметровых резца на каждой челюсти. Благодаря этому один зверь всего за несколько часов может перегрызть ствол дерева толщиной до 40 сантиметров, чтобы потом при помощи всего бобрового семейства перетащить его на плотину. В природе грызуны занимаются этим весь теплый сезон. Резцы растут всю бобриную жизнь, их надо стачивать, а плотина постепенно разрушается под напором воды и нуждается в постоянном «техническом обслуживании». Это – действительно уникальное сооружение, иногда достигающее сотен метров в длину (абсолютный рекорд, установленный грызунами в американском штате Монтана: 1200 метров), причем даже такую огромную плотину бобровое семейство может возвести всего за пять-шесть лет. Гидротехнические сооружения бобров часто приводят к конфликтам с человеком. Последний считает, что плотины мешают судоходству и рыбной ловле. В этом случае постройки разрушают, хатки затопляет вода, а их обитателям приходится искать новые места обитания.

В 2007 году бобры возвели плотину на реке возле города Мальмкёпинг в 80 километрах к югу от Стокгольма. Уровень воды поднялся на метр, что привело к ухудшению качества воды в городском водопроводе. Муниципальным властям пришлось отдать приказ о разрушении постройки. Стокгольмские бобры тоже довольно часто неудачно, с точки зрения человека, выбирают себе строительные материалы. Их «жертвами» уже стали многие деревья в столичных парках.

Экологи оказались перед сложным выбором. Им необходимо защитить одних представителей биосферы от других, не причинив вреда обоим. Отучить бобров грызть деревья не получится. Можно окружить растения металлическими оградами, но сделать это крайне сложно (напомним, что в Стокгольме парки занимают более 60 квадратных километров), дорого и не слишком эффективно. Лишившись доступа к стволам, бобры начнут грызть не ограждённое дерево – стены деревянных домов, скамейки и другие деревянные части городской инфраструктуры.

В августе 2015 года один или несколько бобров на час оставили без света 15 тысяч домов в столичном пригороде Сёдертелье (Södertälje), повалив крупное дерево на линию электропередач. Люди планировали расчистить участок леса в этом районе, чтобы ветви деревьев не касались проводов, но бобры управились первыми. В ноябре 2013 года бобры устроили затор на автодороге около города Буренсберг (Borensberg) в лене Эстергётланд (Östergötland), свалив дерево на дорогу. В этом же регионе девятью годами ранее, в ноябре 2004, грызуны лишили энергоснабжения более сотни домов, обрушив дерево на линию электропередач.

В городе бобр и человек часто непреднамеренно сталкиваются друг с другом. Грызун обычно предпочитает бегство, но если он застигнут врасплох, или человек перекрыл выход к водоему, зверь может укусить. Десятисантиметровые резцы, которыми бобр валит взрослые деревья, способны нанести очень серьёзные раны. Последний известный случай нападения бобра на человека в Стокгольме произошёл в марте 2015 года. Мужчина ждал автобуса рано утром в столичном пригороде, чтобы отправиться на работу. Рядом с ним на остановке было ещё несколько человек. Вдруг мужчина увидел бобра. Швед достал мобильный телефон, чтобы сфотографировать животное. Бобр бросился к мужчине и укусил его за ногу. «Он двигался с быстротой молнии. Я никогда не думал, что животное, которое выглядит таким неуклюжим, может оказаться таким ловким», – поделился пострадавший своими впечатлениями с журналистами интернет-портала The Local.

В архивах этого издания можно обнаружить ещё несколько упоминаний о нападениях бобров на людей (всякий раз авторы статей о происшествиях подчёркивают, что подобное случается крайне редко). В мае 2011 года бобр покусал решившую его погладить четырёхлетнюю девочку. В июле 2013 другой представитель этого же вида укусил 40-летнюю жительницу Стокгольма, видимо, недовольный тем, что она решила открыть купальный сезон в «его» озере. Одним из путей предупреждения конфликтных ситуаций таким образом, чтобы «и бобры были целы, и люди довольны» могла бы стать поимка грызунов с последующим насильным переселением из столицы «на 101 километр». Однако, в этом случае неизбежен конфликт столичных жителей с провинциалами.

Популяция бобров в Швеции достигла 130 тысяч особей. Грызуны заселили все пригодные для обитания места и не потерпят присутствия переселенцев из города. Между животными начнутся конфликты за землю и водоемы, и часть бобров в поисках территории снова переберётся поближе к человеческим поселениям. Люди, живущие в шведских регионах, надо полагать, тоже не будут рады искусственному увеличению поголовья грызунов. Изучив все возможные варианты, столичные природоохранные службы выбрали самый действенный, хотя и жёсткий путь регулирования численности – отстрел части животных.

Он позволяет защитить деревья и постройки от повреждений, людей – от нападений, а оставшимся животным обеспечить безопасное существование. Отстрел происходит с использованием глушителей, когда поблизости нет горожан, прогуливающихся по паркам. Люди вынужден были взять на себя функцию, которую в природе выполняют хищники – волки, медведи и другие естественные враги бобров. Соприкосновение дикой природы и городской цивилизации характерно для Скандинавии. В этом регионе обширные леса, изобилующие животными и птицами, находятся вблизи, а иногда даже внутри крупных городов, поэтому неожиданные встречи людей и зверей здесь не редкость.

Шведские полицейские, как и ихколлеги из соседней Норвегии , всерьёз озаботилась проблемой лосей на дорогах. Многочисленные сохатые норовят перейти шоссе, игнорируя движущиеся автомобили, что приводит к многочисленным авариям. Все новые автомобили в мире обязательно проходят так называемый «лосиный тест», когда нужно быстро объехать препятствие, неожиданно возникшее на дороге, а затем вернуться на прежнюю полосу движения. Это испытание получило своё название в честь манёвров, совершаемых водителями Северных стран при встрече с животными на трассах.

Такие происшествия часто оказывались трагическими для животных, а иногда и для людей. В прошлом году на дорогах в одной только Швеции погибло более 2 709 лосей, 23 230 оленей и 1819 кабанов. Пытаясь повлиять на эту печальную статистику, изобретатель Беньямин Элиассон из Стокгольма создал систему датчиков движения, которые планируют установить вдоль шоссе. Они обнаружат приближение к проезжей части животного и предупредят водителя. Для предотвращения столкновения полезно также знать о наступлении периода гона у зверей. В это время самцы, добиваясь расположения самок, особенно активны и невнимательны ко всему остальному, поэтому чаще попадают под колеса. В Швеции каждую осень распространяют официальное предупреждение о начале «дней лосиной любви».

Курьезный случай произошел в 2016 году на трассе между шведскими городами Улрисехамн (Ulricehamn) и Тиммеле (Timmele). Грузовик столкнулся с крупным животным. К счастью, водитель успел затормозить и зверь отделался легким ранением. Каково же было удивление шофера, когда вместо ожидаемого лося или оленя он увидел верблюда! Посреди Скандинавии! Выяснилось, что животное сбежало из цирка, гастролировавшего неподалеку, и вскоре было туда возвращено.

Там же, в Швеции, в городе Евле (Gävle) помешать дорожному движению пытался… детеныш тюленя. Юное водное млекопитающее решило переползти дорогу, за что было «арестовано» полицией. Стражи порядка задержали «нарушителя», чтобы сопроводить его к ближайшему водоёму, откуда тюлень, судя по всему, и начал свое сухопутное путешествие.

Лесные обитатели в Северных странах привыкают к человеку, и селятся всё ближе к городам. Людям приходится ломать искать компромисс, чтобы ужиться с новыми соседями на устраивающих всех условиях.

Текст: Сергей Толмачёв






Теги: #животные #scandinews #Sweden #Швеция