Цахрис Топелиус (1818–1898) писатель, журналист, профессор истории

Статьи Культура, Цахрис Топелиус (1818–1898) писатель, журналист, профессор истории | Цахрис Топелиус (1818–1898) писатель, журналист, профессор истории
Фото: ScandiNews / Скульптура «Топелиус среди детей» в финском городе Васа. Автор Вилле Вальгрен

Ко дню рождения великого скандинавского писателя, поэта и сказочника

Цахрис Топелиус как журналист и писатель высказывал свою точку зрения по общественным вопросам и влиял на формирование общественного мнения. В рамках старой системы школьного образования его моральное влияние как преподавателя университета было долговременным благодаря его известным сборникам сказок и исторических романов, особенно «Рассказов фельдшера».

Цахрис Топелиус обладал необыкновенно многогранным и очень продуктивным талантом, педагогическое и нравственное влияние которого довольно рано приобрело существенное значение, достигнув своего пика в последние годы его жизни. Влияние Топелиуса было особенно сильным в сфере старой системы школьного образования, включавшей в себя народные и средние школы, а также благодаря получившим международную известность сборникам сказок и историческим романам, особенно «Рассказам фельдшера». В конце 20 в. Топелиус стал своего рода ностальгическим писателем – тогда были переизданы его произведения «Книга о нашей стране» и «Финляндия в рисунках» и велась подготовка к проведению 1998 г. как года памяти писателя.

Цахариас Топелиус родился в поместье Кюднес неподалеку от Уусикарлепюю в 1818 г. и получил имя своего отца, окружного врача и известного собирателя народной поэзии. Сам он обычно, даже в официальных случаях, пользовался сокращенным вариантом написания своего имени: Ц. или Цахрис. Часто использовался также финский вариант его имени – Сакари. Уделяя большое внимание воспитанию сына, отец делал акцент на прилежании, правдивости, самодисциплине и готовности помочь, не забывая при этом о бойкости и значении пребывания на свежем воздухе. Считалось, что у его матери, дочери богатого купца Катарины Софии Каламниус были значительные педагогические способности, и некоторые родственники даже отправляли ей своих детей на воспитание. В своей педагогической программе Топелиус позднее выделял те же цели.

Сам он в своей жизни осуществлял идеалы прилежания и готовности помочь, однако, это едва ли можно сказать об идеалах бодрости и пребывания на свежем воздухе. Чертами его характера были и чувство юмора, и веселость, но присутствовали также ощущения слабости и апатии, а, кроме того, некоторая томность и даже женственность.

К живому воображению Топелиуса и широкой эрудиции довольно рано добавился интерес к таинственному и мистическому, который понемногу принял форму фатализма и веры в провидение. Видимо, вначале это было связано с его бесхитростной и искренней верой в бога, на что повлияло увлечение его сестры, а затем и жены пиетизмом, обнаружившееся приблизительно в 1847 г. Это чувство углубилось после смерти детей и других личных неприятностей, произошедших в конце 1850-х – начале 1860-х гг., что нашло проявление в сказках и особенно в многочисленных псалмах.

Дед Топелиуса был художником, интересы отца были связаны с народной поэзией, поэтому и художественные наклонности молодого Цахриса получали в семье поддержку, а его фантазии поощрялись. Он учился наблюдательности и обрел привычку вести дневник. Экономическое положение семьи позволило ему учиться свободно и внешне беззаботно. На его учебу большое влияние имела литература. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, его отправили в оулускую школу – закалять характер в условиях тогдашней школьной дисциплины и суровых отношений между одноклассниками, а также чтобы выучить финский язык. В школьные годы он перечитал почти все книги в библиотеке, которую содержала его тетка. Таким образом, он очень рано познакомился с новым литературным жанром того времени – романом, и с исторической литературой, ставшей актуальной под влиянием событий того времени. На шведском языке и того, и другого было уже опубликовано довольно много.

Топелиусу только что исполнилось тринадцать лет, когда умер его отец. В следующем году мать отправила его в Хельсинки готовиться частным образом к экзаменам на аттестат зрелости. Топелиус жил в доме своего наставника, молодого доцента Й.Л. Рунеберга и его увлеченной литературой жены Фредрики в городском районе Круунунхака. 5 июня 1833 г. он сдал экзамен и поступил в университет, записавшись в студенческое землячество Похъянмаа. Он собирался учиться на врача, для чего прежде требовалось получить степень кандидата философии. В духе романтического увлечения естествознанием, характерного для того времени, он интересовался ботаникой и химией, несмотря на то, что его университетские преподаватели не относились к этому направлению.

Социальные взгляды Топелиуса формировались под воздействием различных факторов. В молодые годы на них влияло окружение бюргерской среды в Уусикарлепюю, где он в течение долгого времени проводил отпуска уже после переезда в Хельсинки. В «Субботнем обществе» семьи Тенгстрёмов супруги Рунеберги и их окружение культивировали литературную культуру в германском духе. В чиновничьей семье баронессы Розенкампф, сводной сестры его матери, Топелиус познакомился с высшими социальными слоями столицы и смог пройти под руководством тетушки, принадлежавшей к состоятельному слою буржуа, «курс обучения» пребывания в «высших кругах» Хельсинки. Наконец, в-четвертых, в студенческом землячестве Похъянмаа, куратором которого в первые годы пребывания Топелиуса был Й.В. Снельман, уже в 1835 г. «заставивший» его публично выступить в качестве поэта. Все эти сообщества позволили Топелиусу развить в себе столь важную для будущего журналиста способность к социальной наблюдательности, а также дали ему материал для литературного творчества. В Уусикарлепюю, а затем и в землячестве он отважился на первые литературные эксперименты и обрел первую публику.

Помимо этих кругов, академической учебы и усердного чтения существенным источником вдохновения для Топелиуса был театр, который развил в нем столь характерное для него чувство драматизма и искусство диалога. В те времена в Хельсинки приезжали на гастроли заграничные театральные труппы, в многообразный репертуар которых входили как классика, так и легкие комедии и музыкальные представления. Об этом позднее он написал краткие воспоминания «Странники сцены в Финляндии»(1890).

Важным источником вдохновения другого рода послужила для Топелиуса его страстная привязанность к Грете Кахра, красивой темноволосой дочери хозяина постоялого двора в Алавусе, с которой он время от времени встречался на протяжении многих лет по пути из Хельсинки в Уусикарлепюю. Топелиус даже мечтал жениться на ней. Со временем он все же смирился с социальной невозможностью своего намерения, но, по-видимому, вспоминал о Грете всю жизнь, что послужило для него своеобразным связующим звеном с простым финноязычным людом и стимулом для фенноманских увлечений в молодости. Нормальное в социальном отношении обручение в 1842 г. и брак в 1845 г. с Эмилией Линдквист, дочерью торговца из его родного города, основывались на иного рода, сдержанной любви.

Топелиус получил степень магистра летом 1840 г. во время грандиозных празднований по случаю 200-летия университета, которые произвели на него большое впечатление.

Присутствие Франца Францена придало празднику шведский оттенок, но еще большее влияние оказали многие российские гости, принадлежавшие к кругу Александра Пушкина. Подобные чувства породило посещение университета в качестве его канцлера наследником престола великим князем Александром Николаевичем, ровесником Топелиуса. В те годы Топелиус писал стихи, восхвалявшие императора Николая и Российскую империю. Отец Топелиуса был особенно озабочен тем, чтобы его сын учил русский язык. В длинном стихотворении, написанном в 1844 г. по случаю церемонии промоции, Топелиус объединяет русские, панфинские и общеевропейские темы довольно интересным, хотя еще незрелым образом. Уже тогда он успел разочароваться в Швеции после поездки туда в 1843 г., и в свой ранний фенноманский период он писал негативно обо всей германской культуре в целом.

Решающий поворот в жизни Топелиуса произошел в 1841 г., когда книготорговец консул Г.О. Васениус принял его редактором легкой газетки под названием «Гельсингфорс Тиднингар». Топелиус быстро приобщился к новому, буржуазному пониманию гласности и той новой технике, которую в то время развивала пресса во Франции и других европейских странах. Задачей его газеты было главным образом пересказывать содержание иностранных газет, но Топелиусу часто удавалось делать это в легком стиле беседы или, напротив, придавать материалу драматизм, и вскоре тираж газеты начал расти.Особенно популярны были «Письма лейтенанту Леопольду в Грузию»,печатавшиеся с продолжением и изображавшие жизнь Хельсинки.

Однако постепенно Топелиус начал все чаще затрагивать социальные вопросы, темы торговли, транспорта, воспитания, практиковал жанр «журналистского расследования» в сериях статей об экономическом положении студентов или условиях жизни бедняков. Он побуждал матерей учить своих детей финскому языку, и, что довольно примечательно, предсказал необходимость открытия в университете сельскохозяйственного, лесотехнического и экономического факультетов.

Очень важным было то, что Топелиус публиковал в газете свои стихи. Еще важнее было то, что он начал печатать фельетоны, рассказы с продолжением, как в то время делали Александр Дюма старший и многие другие знаменитости. Первыми из них стали «Старый барон из Раутакюля» и «Герцогиня Финляндская», последний из которых вышел в 1851 г. отдельной книгой. В 1851 г. начали выходить «Рассказы фельдшера», задумывавшиеся как намного более амбициозный и обширный цикл рассказов об истории Швеции (Финляндии) и борьбы общественных классов. В 1853–1867 гг. рассказы были изданы в виде серии книг. Одновременно с ними и после них, сначала в «Гельсингфорс Тиднингар», а затем и в других газетах, в том числе в Швеции,были напечатаны многочисленные «фельетонные» романы, такие как «Зеленая комната усадьбы Линнайнен», «Тетушка Мирабо»,«Розы Верны», «Золотое привидение», «Выборы пастора Ауланко», «Перчатка короля», «Винсент-мореплаватель» и др. Большинство из них Топелиус объединил в сборники под названием «Истории, рассказанные зимними вечерами». Наконец, в 1886 г. вышел большой роман «Подопечные звезд». В этих произведениях фантазия Топелиуса, его знание истории, драматическое развитие сюжета, остроумные диалоги, зачаровывающая таинственность и многочисленные юмористические элементы образуют увлекательную и занимательную, но вместе с тем обращенную к нравственным чувствам читателя целостность в духе Александра Дюма, Виктора Гюго, Чарльза Диккенса и других великих писателей того времени.

Журналистика Топелиуса и его рассказы с продолжением были обращены, отчасти вполне сознательно, к растущей женской читательской аудитории. Также довольно рано он начал писать для детей. Первые сборники сказок вышли отдельными иллюстрированными изданиями в 1847, 1848, 1849 и 1852 гг.

Затем появилась новая серия «Детское чтение» (1865, 1866, 1867, 1871, 1880, 1884, 1891 и 1896). В эти сборники вошли не все детские стихи и сказки, напечатанные ранее в детских и других журналах. В сказках Топелиуса дети энергичны и инициативны. Неогуманистическая педагогическая программа Топелиуса делала акцент на единстве воспитания и обучения через позитивное формирование характера. Он восставал против мертвого, отрывочного, беспорядочного знания, негативности и цинизма.

В своих сказках, романах и стихах (например, в стихотворении «Сердце Вольтера») он, подобно многим современникам, резко критиковал поверхностную, эгоистическую и аристократическую культурную традицию эпохи Просвещения, дух Вольтера.

F. Kaschenreuter/ 1845 /Акварель 1845. Топелиус  в 27 лет
F. Kaschenreuter/ 1845 /Акварель 1845. Топелиус  в 27 лет

Лирическое творчество Топелиуса началось рано, но из юношеских стихов по понятным причинам только часть вошла в сборники, а затем в первые четыре тома собрания сочинений (1904). В 1845 г. он дебютировал с первым сборником «Цветы вереска», вторая часть которого вышла в 1850, а третья – в 1854 гг. Но еще до этого Топелиус опубликовал свое стихотворение по случаю промоции и другие стихи в виде альбома под названием «Сноп». Для ранней лирики Топелиуса характерна свободная, непринужденная лиричность, темы любви и природы, зимы, весны и моря, но наряду с этим его все больше занимают сюжеты, связанные с историей. Возрастающий интерес к политике, свойственный тому времени, а также возвращение Топелиуса к университетской жизни в качестве исполняющего обязанности куратора своего землячества в 1843–1847 гг. нашли отражение в некоторых из его неопубликованных стихов, особенно в «Марсельезе» (1844), содержащей многочисленные клише на тему свободы.

Политические взгляды Топелиуса проявлялись в 1840-е гг. в различных формах. Все они свидетельствовали о его восприимчивости и быстроте реакции, а также о его многогранности. Отчасти вполне осознанно, из журналистских соображений в своей газете он вел продолжительную полемику со снельмановской «Саймой». Будучи руководителем студенчества, он вдохновился российскими финно-угорскими перспективами, открытыми М.А. Кастреном, Элиасом Лённротом и Рунебергом, но одновременно он следил и за развитием левого движения в Западной Европе. Его образ мыслей, несомненно, находился под влиянием Фридриха Гегеля.

Что касается его взглядов на национальную проблему, то гегелевское влияние проявилось в докладе Топелиуса «Есть ли у народа Финляндии история?», сделанном на ежегодном празднике студенческого землячества в 1843 г. (опубликован в 1845 г.). Во многих своих стихах он предсказывал бурю, то есть революцию, и приветствовал ее, но затем, после начала Февральской революции 1848 г. он присоединился к позиции финских лоялистов под знаком весеннего праздника в мае 1848 г.

В 1845 г. Топелиус пытался получить место преподавателя истории в недавно открытой гимназии города Вааса и дал показательный урок перед Туркуским духовным капитулом, в «самом скучном города христианского мира», но безрезультатно. Два года спустя он получил степень доктора, защитив диссертацию, представленную в виде брошюры в 52 страницы на латыни и посвященную истории брака и положению женщины у древних финнов. В 1846–1850 гг. он был преподавателем истории и шведского языка в Хельсинкском лицее и одновременно работал неполный рабочий день в качестве временного амануэнса университетской библиотеки.

В 1852 г. Топелиус вновь попытался получить место преподавателя в Ваасе и на этот раз получил его. Из-за пожара в Ваасе лицей временно располагался в Пиетарсаари, куда Топелиус и собирался переехать. Однако 15 марта 1854 г. он был неожиданно назначен экстраординарным профессором истории Финляндии. Это произошло во время посещения императором Хельсинки и Свеаборга после начала Крымской войны. Только что назначенный профессором Фредрик Сигнеус, имевший тесные связи с высшими политическими кругами, подчеркивал, что Топелиус имеет сильное влияние на общественное мнение и поэтому его надо оставить в Хельсинки. Топелиус ранее говорил Сигнеусу, что мог бы послужить университету в качестве преподавателя шведского языка. Однако теперь он получил назначение без заявления, став первым экстраординарным персональным профессором. Он был доктором истории, в книжную версию «Герцогини Финляндской» было включено исследование, посвященное войне 1741–1743 гг., а «Рассказы фельдшера» и исторические пьесы свидетельствовали о его познаниях в области истории и философии истории. Самой пространной научной публикацией Топелиуса было историко-географическое предисловие к вышедшему в 1845–1852 гг. иллюстрированному изданию «Финляндия в рисунках». Это свое исследование Топелиус затем использовал и развил в лекциях по географии и опубликованных впоследствии произведениях для молодежи (например, в «Книге о нашей стране», 1875), а также в книгах, адресованных широкой публике и иностранному читателю (например, в масштабном труде «Финляндия в 19 веке», написанном в 1890-е гг.). Интерес Топелиуса к географии проявляется и в его многочисленных романах.

Назначение Топелиуса профессором вызвало положительный отклик, оно было созвучно многочисленным проявлениям финского начала в общественной жизни того времени (например, учреждению новой профессуры финского языка и литературы). Но вскоре это назначение стали истолковывать как награду Топелиусу за его политическую позицию. В стихах, написанных после назначения, он определенно встает на сторону России против Турции и западных держав. Это было созвучно как его прежним взглядам (приверженность «реальной политике» и преданность царствующему дому), так и общественному мнению, воспаленному разрушительными рейдами британского флота против торговых судов и финского побережья, особенно в Похъянмаа.

Кроме того, многие его родственники были офицерами императорской армии и флота. В этой войне Топелиус также видел религиозную войну против ислама. И все же политическая атмосфера военного времени и общественное мнение оказались для Топелиуса тягостными.

Он занялся написанием сказок и за 1854–1856 гг. опубликовал почти 60 сказок и детских стихов в детском журнале «Эос». В 1856 г. он написал «Книгу природы», первый из двух своих учебников для начального обучения (вторым учебником стала «Книга о нашей стране»), выдержавших многочисленные издания. К этому периоду относятся стихи «Сильвия». В этот цикл входят ставшие известными и любимыми песнями стихотворения (номер 3 «Летний день в Кангасала», номер 9 «Рождественский привет Сильвии из Сицилии», номер 15 «В тени рябины и сирени»).

До своего назначения профессором Топелиус, благодаря своим пьесам «Сорок лет спустя» (поставлена в Хельсинки в 1851 г.), «Охота короля Карла» (1852), «Регина фон Эммеритц» (1853), успел стать виднейшим драматургом Финляндии. Вторая из них стала первой финской оперой (музыка Фредрика Пациуса). Впоследствии она выдержала многочисленные постановки на финском и на шведском языках, в том числе и в Швеции. В 1991 г. она была записана на компакт-диск. После этого он написал музыкальную комедию «Принцесса Кипра», также на музыку Пациуса. В отличие от романтически-патриотической «Охоты короля Карла» эта комедия, в которой в духе Оффенбаха смешивались калевальская и древнегреческая мифология, была нарочито легкой и веселой. Очень популярной стала ария из этого произведения «Дитя Финляндии, не уезжай».

В 1855 г. на престол взошел новый император, а в 1856 г. был заключен мир. Это вдохновило Топелиуса, и в марте 1856 г. он опубликовал стихотворение «Ледоход на Оулуйоки». Стихотворение свидетельствует о переосмыслении старой тематики, оно символизирует наступление нового, переломного времени. В мае он отправился в первое дальнее путешествие (дальше Швеции), в течение десяти недель он проехал от Любека на новом транспортном средстве, поезде, через западную Германию и Бельгию в Париж, а оттуда назад через Лейпциг, Дрезден и Берлин, Копенгаген и Стокгольм в Похъянмаа. Особенно сильное восхищение Топелиуса вызвал Брюссель и Бельгия, тогда еще совсем молодое государство. В Париже ему посчастливилось увидеть императорскую чету, он знакомился с достопримечательностями и «заводил знакомство» с рабочими, считая, что «их время еще однажды придет».

В своей газете Топелиус напечатал большую серию под названием «К югу от Балтики». После этого он отправился в 1862 г. в следующую поездку – в Лондон – с западного побережья Швеции, где его жена поправляла здоровье. Кроме нескольких поездок в Швецию в 1874 г. Топелиус посетил Петербург. В Таллинне он побывал уже в 1845 г. Он предпринял еще две длительных поездки в Европу: в 1875–1876 г. во Францию и Италию, включая Флоренцию, в Швейцарию и Германию – по следам Густава II Адольфа, а также в 1886 г. в Швейцарию и Скандинавию.

В 1860 г. Топелиус отказался от должности редактора газеты «Гельсингфорс Тиднингар» по ряду причин. Он отдался целиком своей преподавательской работе, его профессура в 1863 г. была преобразована в ординарную. В то же время смерть двоих детей и пошатнувшееся здоровье госпожи Топелиус омрачали его жизнь, а быстро развивавшаяся политическая жизнь требовала другого рода журналистики, какой не могла предложить газета Топелиуса, в которой он был единственным сотрудником. Тем не менее, Топелиус сохранил на всю жизнь свой журналистский склад ума, постоянно занимался наблюдениями, вел дневники, а также усердно писал в различные газеты. В политическом смысле он в целом оставался «бонапартистом», подчеркивая единство монарха и народа и критикуя эгоизм и материализм находившихся между ними правящих и имущих классов.

Эта его позиция была близка к фенномании, и он верил, что культура Финляндии станет в основном финноязычной, но с другой стороны, он подчеркивал историческое и культурное значение шведского наследия и шведского языка в Финляндии. Топелиус выступал против языкового национализма и выступал за патриотизм, который был бы тесно связан с любовью к государю и почитанию Господа. Для Топелиуса особенно важно было подчеркивать историческое единство народа Финляндии, независимо от языковых и социальных различий.

Плутократия, расточительный образ жизни, излишний индиви дуализм, а затем и натурализм и биологически ориентированное мировоззрение 1880-х гг. Топелиус критиковал как в сказках и в стихах, так и в статьях. В 1885–1887 гг. он принимал участие в основании и редактировании профинской шведоязычной газеты «Finland», ориентировавшейся на консервативные ценности. Топелиус предчувствовал наступление великой социальной революции и новой эпохи, это проявилось в стихотворениях «Колыбель коммунизма» (1884) и «Риги Кулм» (1885), а также в стихотворениях по случаю промоции в 1894 г. «Правда вчера, сегодня и завтра». Одновременно идеализм Топелиуса приобретал все более выраженные христианские черты. Эти настроения нашли отражение в произведении «Листки из моей книги мыслей», опубликованном уже после смерти Топелиуса.

Во времена своего кураторства Топелиус, который вначале собирался стать врачом, был одновременно секретарем «Общества финской флоры и фауны». Он ушел с этих постов в 1847 г., когда стал первым секретарем Художественного общества Финляндии (до 1869 г.). С 1853 по 1866 гг. он был также секретарем Дамского общества Хельсинки. Оба этих объединения выражали, по его мнению, новые и важные общественные идеи. Топелиуса очень интересовало положение женщин и проблема их образования. Дамское общество впервые давало женщинам (из высших слоев общества) возможность принимать участие в публичной общественной деятельности в форме организованной филантропии.

Photographer: Finnish National Gallery / Antti Karvinen.  Berndtson Gunnar/ Portrait of Zacharias Topelius 1880
Photographer: Finnish National Gallery / Antti Karvinen.  Berndtson Gunnar/ Portrait of Zacharias Topelius 1880

В сказках, а также в романах Топелиуса девочки и женщины часто более инициативны и сообразительны, чем угловатые мальчики. В «Тетушке Мирабо» Топелиус даже заявляет устами господина Дамма, через сто лет женщин-врачей будет больше, чем мужчин. В 1860-е гг. Топелиус оказывал поддержку «первой феминистке Финляндии» Мари Линдер, а в 1870-е гг. – первой настоящей девушке-студентке Эмме Ирене Острём, а также помогал школам для девочек. Именно в этих школах для девочек и зародился настоящий культ Топелиуса.

В Художественном обществе, где Топелиус работал вместе с Ф. Сигнеусом и пользовался покровительством высших сфер, он оказал заметное влияние на начальную стадию развития изобразительного искусства и художественного воспитания Финляндии. Он также стал первым председателем (до 1889 г.) основанного в 1864 г. Общества художников, объединившего художников всех направлений. Он был первым председателем основанного в 1870 г. Общества памятников древности Финляндии, а позднее членом Археологической комиссии (позднее Музейное ведомство). Общественный интерес к искусству и деятелям искусства, к национальной истории и памятникам достиг своего апогея с воздвижением памятников Рунебергу и Александру II в 1880–1890-е гг. С этой тенденцией были связаны пространные торжественные статьи и речи Топелиуса, особенно произнесенные в университете и посвященные памяти Александра I, Рунеберга, Лённрота, Александра II и Снельмана (на его похоронах), а также речи по случаю начала нового семестра, с которыми он выступал в университете в качестве ректора.

Топелиус был ректором в 1875–1878 гг., однако затем он не был назван в качестве первого кандидата. Считается, что причиной недовольства стала его слишком лояльная позиция по отношению к радикальному фенноманскому студенческому движению, а также высказанная им на вечере памяти Рунеберга мысль, что песня «Наш край» получит однажды «более высокий отклик», что она станет выражением «более единодушного и всеобщего национального самосознания» и что «в Финляндии будущего ее будут петь на финском языке».

Когда вскоре после этого Топелиус ушел из университета, все студенческие землячества, кроме землячества Уусимаа, устроили в Студенческом доме праздник в его честь. Среди студентов из Уусимаа, а также у шведоманских кругов в целом лояльность Топелиуса к императору и ранее вызывала недовольство, которое на этот раз было подогрето его положительным отношением к финскому языку.

Второй стороной общественной деятельности Топелиуса была идея защиты животных. Он связал эту идею с организационным объединением детей, основав в 1870 г. так называемые «Майские общества», в которых дети должны были научиться защищать маленьких птиц и ухаживать за ними. Тем самым воспитывались чувства сопереживания и солидарности, как к природе, так и к другим людям. Во многих его песнях и сказках маленькие птицы несут религиозную весть (например, в стихотворениях «Береза и звезда» и «Сильвия»). Это было связано с идеей простоты, близости к народу, детской веры, свойственным религиозному мироощущению Топелиуса. Эти аспекты проявились в псалмах, написанных Топелиусом. С 1867 г. он был членом комитета по изданию книги псалмов на шведском языке, а затем с 1876 г. стал председателем нового комитета. Комитет рассматривал 43 оригинальных псалма Топелиуса и 15 псалмов в его переводе.

В окончательный вариант псалтыря, изданный в 1886 г., вошли 31 оригинальный псалом и 13 переводов. Часть псалмов, написанных Топелиусом, вошла в книгу псалмов на финском языке. Самыми известными являются рождественский псалом «Не ищу ни власти, ни блеска» и школьный псалом «Дух истины», которые вошли также в шведские и норвежские псалтыри. С теологической точки зрения псалмы Топелиуса подвергались критике за их излишнюю близость к народным песням и недостаток глубины и идейного содержания. В идейном мире Топелиуса патриотизм и вера в провидение все больше срастались настолько, так что в старости он считал финнов, наряду с евреями, вторым «богоизбранным народом».

Уйдя из университета в отставку, Топелиус получил титул статского советника, который обычно давался ректорам университета, прослужившим один срок. За год до этого он был награжден орденом Святой Анны второй степени, которым обычно награждались старшие профессора. Кроме нескольких почетных членств и двух премий Шведской Академии, он при жизни не получил никаких заметных публичных почестей. Ни Финское научное общество, ни Королевское научное Общество (Стокгольм) не избирали его своим членом. Он стал почетным членом Финского литературного общества, но в Шведское литературное общество Финляндии не входил. Топелиус определенно пользовался гораздо большим уважением в шведоязычном школьном мире и в народной среде, чем среди ведущей культурной элиты. Сам он считал, что современники его недооценили. Отчасти по этой причине, выйдя в отставку в не вполне простых условиях, он перебрался из Хельсинки в Сипоо, где купил усадьбу Бьёркудден. Собственно, только широкое празднование его 80-летнего юбилея и последовавшие вскоре после этого грандиозные похороны стало свидетельством большого общественного уважения к Топелиусу. «Женщины Финляндии» воздвигли на его могиле на кладбище Хиетаниеми памятник.

Топелиуса еще в молодости стали считать преемником и оруженосцем старшего поколения его великих соотечественников – Рунеберга, Лённрота, Снельмана и Сигнеуса. Благодаря популярности его сказок, романов (которые вскоре стали восприниматься как литература для молодежи) и пьес с ним довольно рано стал ассоциироваться образ добродушного сказочника. В старости Топелиуса почитали прежде всего как мастера-сказочника, с произведениями которого успели познакомиться многие поколения в Финляндии, а также в значительной степени в Швеции и Норвегии.

Сказки и сказочные спектакли оставались существенным элементом домашней и школьной культуры вплоть до 1950-х гг. К ним рисовали иллюстрации многие известные художники, в том числе А. Эдельфельт и С. Ларссон.

Фото: ScandiNews / Общество «Женщины Финляндии» воздвигли памятник на могиле Топелиуса на кладбище Хиетаниеми 
Фото: ScandiNews / Общество «Женщины Финляндии» воздвигли памятник на могиле Топелиуса на кладбище Хиетаниеми 

Моральные и педагогические установки сказок воспринимались как самоочевидная данность. То, что Топелиуса в большей степени воспринимали как сказочника, чем как журналиста, профессора и общественного деятеля, получило наглядное подтверждение, когда в 1929–1932 гг. Г. Финне победил в конкурсе на создание памятника Топелиусу, и на бульваре Эспланада в Хельсинки была установлена его скульптура «Сказка и быль».

По требованию публики в сквере на улице Ратакату появилась копия скульптуры Вилле Вальгрена «Топелиус среди детей» (оригинал находится в Ваасе).

Фото: ScandiNews / Копия скульптуры Вилле Вальгрена «Топелиус среди детей» в Хельсинки
Фото: ScandiNews / Копия скульптуры Вилле Вальгрена «Топелиус среди детей» в Хельсинки

Но в характере Топелиуса были черты, которые не всем нравились: его желание примирить всех, казалось, заходило иногда слишком далеко; он не смотрел в глаза собеседнику; его голос и манеры были слишком ровными, бесцветными и чопорными, и так далее. Веселым и раскрепощенным Топелиус был только в Обществе художников, где он частенько допоздна засиживался за бокалом вина.

В своем глубоком исследовании, посвященном оценкам Топелиуса, Э.Г. Пальмен подчеркивает, что заслуги Топелиуса как историка и его вклад в литературу принижались из-за их «ненаучности» и из-за молодости читательской аудитории, для который предназначались его труды. Но значение морального и патриотического влияния Топелиуса выросло с годами настолько, что критики не могли его не признать.

Историки более поздних поколений вынуждены были зачастую признавать, что тонкое чутье позволило Топелиусу абсолютно правильно понять явления и структуры прошлого, например, при описании редукции в «Рассказах фельдшера» или социального состава студенчества в «Винсенте-Мореплавателе».

Автор: МАТТИ КЛИНГЕ

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» на сайте Национальной финской библиотеки © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI

Приложение:

Цахариас (Цахрис) Топелиус, род. 14.1.1818 Уусикарлепюю, умер 12.3.1898 Сипоо. Родители: Цахариас Топелиус, окружной врач, и Катарина София Каламниус. Жена: 1845–1885 Мария Эмилия Линдквист, умерла 1885. Родители жены: Исак Линдквист, торговец, и Йоханна София Кюнтцель. Дети: Айна (Нюберг), род. 1846; Микаэл, род. 1848, умер 1850; Тойни, род. 1854, писательница; Эва (Аке), род. 1855; Рафаэл, род. 1857, умер 1858; Роза, род. 1859, умерла 1862.