15 августа 1749 года к небольшому острову Малый Бурун архипелага Шпицберген пристало русское рыболовецкое судно. Его экипаж состоял из беломорских поморов, занимавшихся промыслом рыбы и морского зверя. Капитан не планировал заходить на этот необитаемый островок. Но непогода и ошибка кормчего вынудила его отклониться от курса. Неожиданно над скалами поднялся столб черного дыма.

Полярные Робинзоны
Фото: Михаил Тигушкин. Шпицберген.

Добравшись до его источника, экипаж обнаружил трех мужчин возле разожженного костра. Они были одеты в звериные шкуры и вооружены копьями. Оказалось что это поморы, попавшие на остров после кораблекрушения. Они прожили в изоляции на клочке арктической суши шесть лет.

История, которую рассказали поморы о своих приключениях оказалась гораздо ближе к идеалам раннего капитализма и Просвещения, чем жизнь прототипа всем известного Робинзона Крузо. Предполагается, что на роман о человеке, который 27 лет выживал на необитаемом острове благодаря своему труду и упорству, Даниэля Дэфо вдохновила история боцмана Александра Селькирка. Рассорившись в пух и прах с капитаном своего судна во время плаванья, он сам попросил высадить себя на необитаемый остров примерно в трехстах милях от побережья Чили. Мужчина прожил там пять лет - до 1709 года. И хотя он не одичал совершенно, реальный островитянин оказался гораздо менее успешным строителем нового мира «с нуля», чем описанный в романе.

История поморских «робинзонов» началась летом 1743 года. Купец Еремей Окладников из Мезени Архангельской губернии снарядил морскую экспедицию на Грумант - так поморы называли Шпицберген. Команда купеческого корабля должна была добывать рыбу и зверя в западной части архипелага. Экипажем командовал Иван Инков. Интересные, все-таки, случаются совпадения: Империя Инков занимала значительную часть территории Чили - страны, рядом с побережьем которой жил на острове прототип Робинзона Крузо.

Встречный ветер заставил судно Инкова изменить запланированный курс и пристать к острову Малый Бурун. Там корабль зажало льдами. Инков вместе с тремя моряками отправился на берег. Он хотел найти хижину, оставленную промысловиками за несколько лет до описываемых событий. Кормчий рассчитывал переждать непогоду на суше. Ночью разразился ураган. Ветер унес зажатый льдами корабль в море. Четверо поморов остались на берегу всего с 12 ружейными зарядами, топором, ножом и 20 фунтами муки ( это чуть больше 8 килограммов) - ведь они покидали корабль всего лишь на день.

Как выяснилось позже, им повезло. Унесенное в море судно раздавило льдами. Весь экипаж погиб. На острове остались Иван Инков, Иван Химкин, Степан Шарапов и Федор Веригин.

Поморы нашли заброшенную хижину и отремонтировали ее. У них появилось вполне сносное жилище с настоящей русской печкой. Двенадцатью выстрелами убили двенадцать (!) оленей. Затем, из найденного на берегу елового корня сделали лук. Никак не получалось подобрать материал для тетивы. Выход нашли такой: сделали две рогатины и с их помощью убили белого медведя. Из прочных жил крупнейшего сухопутного хищника планеты сделали тетиву. С помощью собранного таким образом лука убили еще десяток медведей и 250 оленей. Мясо надо было как-то готовить, но на острове (как и на всем архипелаге и повсеместно за Полярным кругом) древесина - большой дефицит. Деревья здесь почти не растут. На скалистые острова бревна и обломки выбрасывают волны. Нужда заставила поморов есть сырое и сушеное на солнце мясо. Меню разнообразили птичьими яйцами, их собирали со скал. Для профилактики цинги пили кровь оленей. Средство оказалось эффективным - за шесть лет цинга унесла жизнь лишь одного островитянина - Федора Веригина. Он единственный наотрез отказался пить кровь.

Из двадцати фунтов муки поморы съели только половину. Остальное использовали для изготовления глиняных светильников с оленьим жиром. Глина пропускала жир и ее пришлось смешивать с мучным клейстером. Чтобы зря не терять время вынужденного простоя, по всему острову расставили ловушки для песцов. Когда износилась одежда, сшили новую из звериных шкур. Однажды моряки нашли на берегу железный крюк. Из него выковали молот. В качестве наковальни использовали большой камень. Клещами служили два оленьих рога. Сделанным своими руками молотом поморы впоследствии ковали наконечники для стрел. Они даже вели свой календарь.

Опытные моряки по высоте солнца и звезд определяли время суток и примерную дату. Поморы не теряли надежды на спасение и летом разжигали костер на вершине горы. Они рассчитывали, что столб дыма увидят с проходившего мимо судна. Так прошло шесть лет.

Федор Веригин, ставший единственной жертвой «робинзонады», умер зимой 1748 года. Остальные прожили на острове еще полтора года - до августа 1749. Когда, наконец, на островитян наткнулись их соотечественники, поморы были сыты, здоровы и не утратили деловой хватки. Они вывезли с острова 50 пудов оленьего жира, 210 оленьих и медвежьих шкур и свыше 200 шкурок белых и голубых песцов. Все это было выгодно продано в Архангельске.

Историю поморов, выживших в изоляции на арктическом острове, рассказал француз Пьер Луи Леруа в книге «Приключения четырех российских матросов, к острову Ост-Шпицбергену бурею принесенных, где они шесть лет и три месяца прожили», изданной в 1766 году. ( Чтобы вы не удивлялись длине заглавия, заметим, что первая книга о Робинзоне Крузо была названа автором следующим образом: «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим»)

В наши дни остров Малый Бурун называется Эдж и входит в состав норвежского архипелага Шпицберген.

Текст: Сергей Толмачев