Нильс-Адольф Эрик Норденшельд руководил несколькими арктическими экспедициями и первым прошел по Северному Морскому пути, от северного побережья Норвегии до Берингова пролива. Норденшельд – наиболее известный в мире ученый, родившийся в Финляндии. Собранная им коллекция карт и трудов по географии, которая хранится в библиотеке Хельсинкского университета, по оценкам ЮНЕСКО принадлежит к числу наиболее выдающихся собраний документов в мире.

Нильс-Адольф Эрик Норденшельд — путешественник-исследователь, коллекционер, писатель
Фото: ScandiNews/ Финляндия. Хельсинки. Памятник Норденшельду

Адольф Эрик Норденшельд стал всемирно известной и легендарной личностью после того, как в 1878–1879 гг. на корабле «Вега» прошел по северному пути из Европы в Азию, так называемому Северному Морскому пути. Уже до этого он был известен в мире как выдающийся исследователь Арктики, который руководил многими научными экспедициями, в частности на Шпицберген и Гренландию, и который пытался достичь Северного полюса. Норденшельд достиг выдающихся результатов в то время, когда во многих странах к изучению северных территорий проявлялся большой интерес. Большую часть своих исследований Норденшельд проводил в Швеции, хотя родился и получил образование в Финляндии, где и хранится собранная им обширная картографическая библиотека.

В Финляндии и Швеции Норденшельда уже при жизни почитали как национального героя и считали одним из выдающихся ученых обеих стран всех времен. Путешественники-исследователи следующего поколения, такие как Фритьёф Нансен, Свен Хедин и Густав Маннергейм, ставший позднее маршалом Финляндии, считали Норденшельда замечательным образцом для подражания и первопроходцем, и до сих пор он вызывает восхищение как смелый теоретик и опытный ученый.

Адольф Эрик Норденшельд родился в Хельсинки в 1832 г. третьим из семи детей в аристократической семье шведского происхождения.

Отец Нильс Густав Норденшельд был выдающимся ученым, которого называют отцом финской минералогии. Он был для сына самым главным учителем. С юного возраста Адольф Эрик следовал за отцом в его экспедициях по сбору минералов по всей Финляндии, и под руководством отца на удивление умело и быстро научился находить нужные образцы. Мать София Маргарета фон Гартман (Хаартман) была дочкой государственного советника Габриэля Эрика фон Гартмана и Фредерики Софии Фок, а ее брат действительный тайный советник Ларс Габриэль фон Гартман был вице-председателем хозяйственного департамента финляндского сената и получил титул барона. Свою практичность, пунктуальность и умение создавать и осуществлять проекты Адольф Эрик Норденшельд, вероятно, унаследовал от матери, которая во время постоянных поездок отца отвечала за воспитание детей и поощряла их серьезные увлечения. В родовой усадьбе Фругорд в Мянтсяля хранились большие минералогические и естественнонаучные коллекции отца, а также тщательно оберегаемая библиотека.

Когда Норденшельду было 13 лет, его вместе с братом отправили в гимназию Порвоо. Директором гимназии и учителем греческого языка был национальный поэт Й.Л. Рунеберг, в доме которого Норденшельд, будучи школьником, иногда проводил вечера. Начав в 17 лет обучение в Хельсинкском университете, Норденшельд уже выбрал для себя научную карьеру и начал изучать математику, химию, минералогию и геологию. Его первая научная работа была посвящена моллюскам. Он написал несколько исследований, в том числе крупную обобщающую работу на шведском языке «Описание минералов, встречающихся в Финляндии», опубликованную в 1855 г. Он приучился писать лаконичным, но богатым содержательно и точным в деталях научным стилем. Все выглядело многообещающим,Норденшельд получил докторскую степень и, скорее всего, получил бы профессуру в университете, если бы не вступил в конфликт с русскими властями в Финляндии.

Одновременно с промоцией 1857 г. праздновалось 700-летие крестового похода, совершенного в Финляндию Эриком Святым, и в торжествах принимали участие представители Лундского и Упсальского университетов. На промоции Норденшельд, имевший на церемонии статус примус-магистра и ультимус-доктора, держал речь, в которой,обращаясь к общей истории Швеции и Финляндии, выразил надежду на укрепление связей между двумя странами, и одновременно с этим высказал сомнения относительно будущих возможностей Финляндии под властью России. Многие из присутствовавших не разделяли это мнение. Генерал-губернатор граф Фридрих Вильгельм Ремберт Берг потребовал от Норденшельда извинений. Норденшельд выбрал другой путь и уехал в Швецию. В его цели, по всей видимости, не входило возглавить национальную оппозицию, он желал продолжить уже начатую научную карьеру. В этом ему способствовали контакты с ведущими исследователями и научными кругами мира, установленные его отцом. Норденшельд на какое-то время потерял возможность получить должность. Правда, позднее ему предложили профессуру в Хельсинки, однако в то время он уже более не хотел отказываться от своей успешной карьеры в Швеции.

Летом и зимой 1857 г. Норденшельд находился в Швеции и опубликовал несколько научных работ, основанных на результатах химических анализов, проведенных в Каролинском институте, и минералогических исследований в Музее естествознания. В лице директора минералогического отдела Музея профессора Карла Густава Мосандера и пионера в области полярных исследований в Швеции профессора Свена Ловена он приобрел покровителей и учителей. Получив от Ловена рекомендацию, Норденшельд в 1858 г. попал в экспедицию Отто Тореля, направившуюся во фьорды западного побережья Шпицбергена, в ходе которой проводились исследования в области зоологии, ботаники и геологии. Собранные Норденшельдом в Белсунде окаменелые остатки растений третичного периода положили начало масштабным коллекциям, постепенно собираемым шведскими исследователями-путешественниками. Во время второй экспедиции Тореля на Шпицберген Норденшельд отвечал за геологические исследования и за определение географических координат. Торель и Норденшельд составили карты северо-восточной части острова и пролива Хинлуп.

Норденшельд быстро нашел свое место в научном мире Стокгольма.

В январе 1861 г. он был избран членом Королевской академии наук, а уже после первой экспедиции Тореля получил должность заведующего минералогическим отделом Национального Музея естествознания,что позволило ему продолжать участвовать в шведских полярных экспедициях. Норденшельду было 26 лет, когда он стал заведующим отделом и получил должность профессора, которую занимал 43 года вплоть до своей смерти. В первые годы пребывания в Национальном музее он совершал экспедиции по сбору материала в разные районы Скандинавии, часто вместе с отцом, и собрал самую большую в мире коллекцию скандинавских минералов. Минералогическая и геологическая коллекция северных территорий при жизни Норденшельда была самой исчерпывающей в мире. Экспедиции Норденшельда по полярным районам помогали в его работе в минералогическом отделе музея, коллекции которого постоянно пополнялись. Норденшельд собрал для музея также коллекцию метеоритов, и в своих более поздних исследованиях по минералогии пытался объяснить происхождение так называемых огненных шаров (болидов) и космической пыли. Он сотрудничал с известнейшими учеными мира, в частности с палеоботаником Освальдом Геером, который изучал собранные Норденшельдом окаменелости растений и опубликовал результаты своих исследований в серии работ «Flora fossilis arctica» (1868–1883).

Крепкие семейные и дружеские отношения связывали Норденшельда с его родной Финляндией, куда он смог вновь приезжать после смены генерал-губернатора в начале 1860-х гг. В Финляндии Норденшельд познакомился с баронессой Анной Маннергейм, с которой заключил брак 1 июля 1863 г. в родовой усадьбе Маннергеймов Виллнянен (Лоухисаари). Анна Норденшельд была дочерью президента надворного суда Выборга графа Карла Густава Маннергейма; будущий маршал Финляндии Густав Маннергейм приходился ему племянником. Анне Норденшельд вскоре пришлось привыкнуть к волнениям, связанным с полными опасностями полярными экспедициями. Трое детей из пяти родились во время пребывания отца в экспедициях. Старший сын Густав Эрик Адольф участвовал в путешествии на Шпицберген и в Северную Америку и публиковал исследования по минералогии, однако умер довольно рано (1895).

Младший сын Нильс Эрланд Херберт принимал участие во многих экспедициях, в частности в Патагонию, Аргентину, Боливию, Перу и Бразилию и был профессором этнографии. Семья Адольфа Эрика Норденшельда жила в Стокгольме сначала в квартире Академии наук на улице Дроттнинггатан, а позднее на Тредгордсгатан. Семья также много времени проводила в собственном имении Дальбю, расположенном к югу от Стокгольма. Брак был счастливым, и, находясь в разлуке, супруги вели бурную переписку, в частности, о выращивании яблонь Анной Норденшельд.

В 1864 г. Норденшельд отправился в третью экспедицию, первую под его руководством. Целью был Шпицберген, где была продолжена начатая во время экспедиции 1861 г. работа по составлению карт южной части архипелага и сбору образцов растений и животных. Одновременно с этим проводилась подготовка по составлению градусной сетки южной части, как это было сделано в 1861 г. в северной части архипелага. Определение координат и картография всегда входили в программу экспедиций под руководством Норденшельда. В результате были подготовлены карты обширных территорий, прежде весьма плохо, или же совершенно не картографированных. Норденшельд издал как топографические, так и геологические карты Шпицбергена. Градусные измерения, так же как астрономические измерения и наблюдения издавались в виде подробных таблиц. Экспедиция 1864 г. прошла удачно, но Норденшельду все же пришлось столкнуться со сложными природными условиями Северного Ледовитого океана, когда участникам пришлось преодолевать дрейфующие льды. Первый отчет Норденшельда об экспедиции появился под названием «Шведская экспедиция на Шпицберген в 1864 г.». После этой экспедиции шведские исследователи Арктики вступили в новую эру пароходов.

Уже после второй экспедиции на Шпицберген Норденшельд стал разрабатывать теории о морских течениях и их влиянии на дрейфующие льды. Он предположил, что летнее перемещение ледяной массы с севера на юг в течении между Гренландией и Шпицбергеном должно поздней осенью освободить ото льда самую северную часть моря. В научных дискуссиях в это время выдвигалось много противоположных теорий: по мнению одних, море на Северном полюсе свободно ото льдов, а по мнению других, полюс остается покрытым льдами. Полюс находился в 100 морских милях от северной точки Шпицбергена, и научный мир предполагал, что его можно достичь. Чтобы определить верность этих теорий, Норденшельд хотел проверить, насколько далеко можно продвинуться на север на корабле.

Норденшельд был не единственным в своем желании достичь Северного полюса. Особенно большой интерес вызвали экспедиции, связанные с человеческими жертвами и повышенной опасностью. Планируя собственные экспедиции, Норденшельд не стремился превзойти остальных в продвижении на максимально высокие широты, его целью были географические, естественнонаучные, археологические и этнографические исследования. Скрупулезной подготовкой и научным фундаментом своих экспедиций Норденшельд способствовал становлению полярных исследований как самостоятельного научного направления, преследующего как географические, так и естественно-научные цели. Он создал традицию тщательно планировать экспедиции до мельчайших деталей, начиная с оснащения корабля и заканчивая отбором участников. Другой чертой его экспедиций была тщательная обработка результатов. Широта его научных трудов впечатляет. Он был членом или почетным членом научных обществ многих стран. Во время путешествий помимо естественнонаучного материала он собирал и этнографические коллекции. Возвращаясь из плавания по Северному Морскому пути, он заинтересовался культурой Японии и во время пребывания там собирал коллекцию образцов древней японской литературы.

Для финансирования своих научных экспедиций Норденшельд использовал современные способы. Шведский парламент единовременно выделил средства только на экспедицию 1864 г., так что для нового путешествия нужно было искать частные источники финансирования. Знакомые Норденшельда, особенно губернатор губернии Гетеборг и Бохус граф Альберт Эренсверд, обратились к помощи крупных бизнесменов. Когда для большей части расходов было найдено частное финансирование, государственные чиновники тоже проявили заинтересованность в экспедиции Норденшельда. Наиболее преданным из спонсоров был Оскар Диксон, на пожертвования которого Норденшельд раз за разом мог осуществлять свои планы.

Экспедиции по Северному Морскому пути поддерживал также русский торговец Александр Сибиряков и король Швеции Оскар II.

Для Швеции путешествия на Северный полюс были предметом национальной гордости. Особенно значимой в этом отношении считалась экспедиция на норвежский Шпицберген, который в период унии Норвегии и Швеции (1814–1905) был частью объединенного государства. О сильных позициях Швеции на севере говорят многочисленные топонимы на Шпицбергене, связанные со шведским королевским домом, например, Земля короля Густава Адольфа и остров Виктория.

Когда в 1868 г. были получены деньги для новой экспедиции, Норденшельд отправился изучать влияние морских течений на дрейфующие льды в северной части Шпицбергена. Новый этап исследований начался с попытки достичь Северного полюса. Путешествие на пароходе «София» началось 7 июля 1868 г. и проходило через остров Медвежий к Шпицбергену, где исследовались северные части Исфьорда, ранее не картографированные второстепенные боковые фьорды. Экспедиция собирала окаменелые растения на Кингсби и исследовала северо-западный район Шпицбергена. В северных и западных водах Шпицбергена были изучены границы и состояние паковых льдов. Во время одной из северных экспедиций во время шторма глыба льда проломила корпус корабля. Капитану корабля барону Ф.М. фон Оттеру, тем не менее, удалось привести судно в порт, при этом во время перехода члены команды и ученые одиннадцать часов без перерыва и без еды стояли в воде, откачивая ее.

Экспедиция 1868 г. достигла 81˚42′ северной широты. Обнаружилось, что полярные льды простираются значительно южнее, чем предполагалось, так что мысль о чистой воде на Северном полюсе была окончательно отвергнута. Норденшельд убедился в том, что на Северный полюс невозможно попасть на корабле. Коллекции Национального музея пополнились новыми экспонатами, которые были собраны на обратном пути. По окончании экспедиции Британское Королевское географическое общество вручило Норденшельду свою главную награду – Медаль первооткрывателей.

Норденшельд хотел найти практическое применение своим открытиям. Запасы фосфатов на Шпицбергене были, однако, слишком малы, и созданная для их разработки компания вскоре прекратила существование как нерентабельная. Норденшельд потерпел неудачу и в других своих проектах по горным разработкам, которые он предпринимал не только в заполярье, но и в Финляндии.

Теперь было решено попытаться достичь Северного полюса посредством ледового похода. Чтобы набраться опыта для этой экспедиции, Норденшельд в 1870 г. отправился в Гренландию, имея целью пересечь льды острова от одного берега до другого. Специалисты по Гренландии считали этот план неосуществимым. К тому времени еще не было надежных доказательств того, что Гренландия покрыта вечными льдами, и Норденшельд, обычно готовый прислушиваться к различным самым смелым гипотезам, принадлежал к тем, кто считали возможным, что внутренние части острова могут быть покрыты лесами. Норденшельду удалось продвинуться на 56 километров от Годтоба вглубь острова по леднику, покрытому глубокими трещинами. В ходе экспедиции проводились естественнонаучные наблюдения, а на острове Диско и мысе Нагусуа были собраны окаменелости растений. Особенно Норденшельда интересовали выходы базальтов, и он высказывал предположение об их метеоритном происхождении.Тринадцать лет спустя Норденшельд еще раз попытался преодолеть ледники Гренландии. Но и на этот раз ему не удалось обнаружить признаки лесов, и он был вынужден прервать путешествие, которое удалось совершить пятнадцать лет спустя Фритьёфу Нансену.

Осенью 1872 г. Норденшельд начал путешествие на санях к Северному полюсу. Зимний лагерь был разбит на Моселби на Шпицбергене. Первая сложность возникла, когда олени, которых было решено использовать в качестве тягловой силы вместо собак, сбежали из лагеря. Из-за того, что два корабля, везших все необходимое, застряли во льдах, пришлось сократить продовольственный паек, и многие участники экспедиции заболели цингой. Положение, правда, облегчило дополнительное продовольствие, доставленное в зимний лагерь Норденшельда с корабля англичанина Лея Смита. Однако шанс достичь Северный полюс был упущен. Когда в марте 1873 г. часть участников экспедиции попыталась на санях двинуться дальше по льду, один из путешественников отстал и погиб во время снежной бури, после чего предприятие пришлось прервать.

Экспедиция обустроила три наблюдательных станции, на которых велись наблюдения в области метеорологии, астрономии, магнетизма и атмосферного электричества. Под руководством Норденшельда делались попытки определить, насколько далеко на восток простирается северо-восточная часть архипелага, велось изучение геологии территории и свойств ледника, а также проводилось картографирование береговой линии и островов. На северном берегу и в море проводилось глубокое шурфование и зондирование. В результате экспедиции вновь удалось привезти домой большое количество образцов растений и животных. Цель, тем не менее, не была достигнута. Норденшельд обратил свой интерес на другой арктический проект, а попытки покорения Северного полюса еще долго продолжались другими учеными.

Норденшельд по-прежнему продолжал работать над теорией морских течений и заинтересовался большими реками Сибири, текущими на север. Норденшельд начал выяснять возможности судоходства между Северной Скандинавией и устьями рек Енисей и Обь. Он также стремился расширить шведские арктические исследования до Новой Земли и прилегающей к ней акватории. Норвежские охотники, с которыми встречался Норденшельд, совершали поездки далеко на восток от Новой Земли, что давало основание думать, что состояние ледяного покрова, по всей видимости, не мешало, как предполагалось ранее, выходу из больших рек в Атлантику. Теперь Норденшельд занялся изучением трудов по географии и карт северного побережья России. Первые исследователи северных территорий искали торговые пути из Европы на Дальний Восток, и Норденшельда интересовали полученные ими сведения, в том числе материалы экспедиции голландца Виллема Баренца, пытавшегося в 16 в. преодолеть Северный Морской путь. В 1840-е гг. считалось очевидным, что северо-восточный морской путь не может быть пригоден для нужд торгового мореплавания. Тем не менее, было предпринято несколько попыток пройти по нему.

По мнению Норденшельда, то, что не удавалось сделать на небольших суденышках, можно было совершить на мощных паровых судах. В 1875 г. Норденшельд открыл путь из Норвегии в Енисей, используемый до сих пор. В следующем году во время новой экспедиции он заинтересовался теплыми течениями в районе устьев Енисея и Оби. Они делали возможным плавание по Карскому морю вдоль северного побережья Сибири. Норденшельд предположил, что на паровом судне можно по свободным ото льда береговым водам в течение одного лета достичь Берингова пролива, и хотел стать первым мореплавателем, сделавшим это. В ходе подготовки учитывалась вся доступная информация о побережье Северного Ледовитого океана, ледовой обстановке, морских течениях, пригодности к мореходству и погодных условиях. Не было достоверных сведений об отрезке пути от устья Енисея к мысу Челюскина, и Норденшельд приготовился к вероятности зимовки. Однако он предполагал, что вода будет свободна ото льда вплоть до конца августа и начала сентября, и что хорошо оснащенное паровое судно без труда достигнет мыса Челюскина и далее Берингова пролива.

Норденшельд хотел не просто пройти этот путь, а исследовать неизвестные до того огромные морские акватории, используя все доступные технические средства. Его интересовали водоросли, останки мамонтов, геология, палеонтология, а также метеорология региона и ее влияние на температуру, атмосферное давление и направление ветров всего мира. В программу экспедиции входили также исследования магнетизма, северного сияния, проблем, связанных с зоологией, ботаникой, этнографией и гидрологией.

В конце июля 1878 г. Норденшельд из Тромсё начал свое путешествие на пароходе «Вега» в сопровождении нескольких вспомогательных судов. «Вега», водоизмещением в 300 тонн, помимо парового двигателя была оснащена парусами и загружена припасами на два года.Капитаном «Веги» был лейтенант шведского флота Луис Паландер, который и раньше сопровождал Норденшельда в его экспедициях. Команда состояла из 21 члена и многочисленных ученых и офицеров, которые имели собственные исследовательские задачи. Экспедиция проходила согласно программе исследований, в частности собирался этнографический материал в поселениях по берегу Чукотского моря. Во второй половине сентября прибрежный фарватер начал заполняться дрейфующими льдами, и у «Веги» возникли большие трудности в продвижении по малой воде вдоль самого берега. 28 сентября в заливе Колючин, в двух сутках пути от Берингова пролива, «Вега» оказалась затертой во льдах, при глубине всего 9,5 метров, в неполных 12 километрах от берега.

Норденшельд потерял слишком много времени на начальном этапе пути, предполагая, что море останется открытым дольше. Зимовка продлилась 10 месяцев, во время которых «Вега» была открыта всем ветрам и могла в любой момент быть раздавлена льдами. На этот раз состояние членов экспедиции оставалось хорошим, и можно было вести научные исследования. Норденшельду удалось доказать, что при удачном стечении обстоятельств и на хорошем корабле для преодоления Северного Морского пути требуется около двух месяцев. Переменчивые погодные условия, однако, делали его одним из самых трудных маршрутов в мире, и он на рубеже 19–20 вв. по-прежнему оставался непригодным для коммерческого судоходства. Судоходство по Северному Морскому пути началось лишь в середине 20 в., когда были построены ледоколы, новые порты и метеорологические станции и, прежде всего, после улучшения средств связи. Научное значение Северного Морского пути было признано сразу. Собранная коллекция доисторических растений положила начало первым дискуссиям об изменениях глобального климата, происходивших десятки тысяч лет назад.

Драматизм этой экспедиции придавало то, что мир не мог получить сведений о судьбе «Веги» ни по телеграфу, ни по телефону, и путешественников нельзя было обнаружить с воздуха. Пресса с самого начала уделяла внимание экспедиции по Северному Морскому пути. Возвращавшегося домой в Европу вокруг Азии Норденшельда приветствовали во всех промежуточных портах, и он был избран почетным членом многих научных обществ. В Швеции и Финляндии его считали национальным героем и одним из самых великих ученых. В Швеции ему был присвоен титул барона, а в Финляндии он был награжден большой золотой медалью Финляндского экономического общества и удостоен других знаков внимания. Ц. Топелиус и Карл Снуилский написали в его честь стихотворения.

Плавание вокруг северных континентов Старого света сравнивалось по своему значению с кругосветным арктическим путешествием Джеймса Кука. После экспедиции по Северному Морскому пути Норденшельд, считавшийся лучшим знатоком Арктики, вдохновил своим примером и других путешественников, в частности Фритьёфа Нансена, и надеялся, что тот доведет до конца незавершенную им попытку пересечь ледники Гренландии. Ранее публиковавший лишь научные труды, Норденшельд теперь загорелся идеей написать популярную книгу о плавании на «Веге». Книга пользовалась успехом, что, наряду с многочисленными газетными статьями и знаками внимания, оказываемыми во время возвращения из экспедиции, сделали Норденшельда всемирно известным. Позднее полярная экспедиция рассматривалась и в ином, несколько критическом свете – она считалась одной из попыток поиска скандинавской индентичности.

Норденшельд был самым знаменитым из героев-полярников своего времени, которых называли новыми викингами Скандинавии, а картина Георга фон Розена, на которой Норденшельд стоит посреди северных просторов (1886), как полагают, была преднамеренно написана в манере героического портрета.

Смелый путешественник был также и смелым ученым. Норденшельд высказывал гипотезы, противоречившие общепринятым теориям, и многие из них подтвердились. Он был одним из первых, кто выдвинул идею создания национальных парков для сохранения естественной природы на территориях, вызывающих особый интерес. Завершив свои экспедиции, Норденшельд серьезно занялся сбором и изучением древних географических произведений и карт, делом, которое он начал еще во время подготовки к путешествию по Северному Морскому пути. Широкую известность получила книга Норденшельда по истории картографии, содержащая факсимильное воспроизведение карт, напечатанных до 17 в. В 1893 г. за заслуги в области естествознания, полярных исследований и истории Норденшельд был избран членом Шведской академии.

Параллельно с исследовательской работой Норденшельд собрал множество великолепных коллекций в области естествознания, этнографии, японской литературы, географии и картографии. Самой важной считается его библиотека, насчитывающая 24 тысячи карт, в которой центральное место занимают старые европейские карты, выпущенные начиная с 15 в. Среди атласов особенно хорошо представлены карты, составленные на основе трудов античного картографа Клавдия Птолемея, найденные вновь в средние века. Во времена Норденшельда его картографическая коллекция сравнивалась с собраниями карт крупнейших национальных библиотек. После смерти Норденшельда (1901) его душеприказчики продали коллекцию Императорскому Александровскому университету. Хельсинкский университет оказался единственным из всех возможных покупателей, оказавшимся готовым исполнить волю Норденшельда и сохранить коллекцию в целостности. Средства на покупку выделил император Николай II. Был издан пятитомный каталог карт коллекции Норденшельда, включая редкий справочник исторических топонимов.

Коллекция Норденшельда включена в программу ЮНЕСКО «Память мира» как уникальное сокровище культуры.

Текст: СЕСИЛИЯ АФ ФОРСЕЛЛЕС-РИСКА

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» на сайте Национальной финской библиотеки © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI

Приложение:

Нильс Адольф Эрик Норденшельд, род. 18.11.1832 Хельсинки, умер 12.8.1901 Дальбю, Швеция. Родители: Нильс Густав Норденшельд и Маргарета София фон Гартман. Жена: 1863–1901 Анна Мария Маннергейм, баронесса, род. 18.6.1840, умерла 1.5.1924, родители жены: Карл Густав Маннергейм, президент Выборгского надворного суда, граф, и Ева Вильгельмина фон Шанц. Дети: Ева Мария, род. 1864, умерла 1886; Густав Эрик Адольф, род. 1868, умер 1895, кандидат философии; Анна София, род. 1871, умерла 1941; мальчик, умер в младенчестве 1874; Нильс Эрланд Херберт, род. 1877, умер 5.7.1932, профессор всеобщей и сравнительной этнографии