Маркета Ристонтютяр Пунасуомалайнен стала первой ведьмой, приговорённой к смерти в городе Вааса в середине XVII века

Маркетта Пунасуомалайнен – знаменитая ведьма из Ваасы
Фото: Уильям Пауэлл Фрайт. Суд над ведьмой. 1848 г.

Маркетта Пунасуомалайнен (Marketta Punasuomalainen) была бедной целительницей, использовавшей свою репутацию ведьмы в качестве дополнительного аргумента при сборе подаяния, когда ей пришлось добывать средства к существованию попрошайничеством.

Помимо различных случаев колдовства, её обвиняли в убийстве двоих мужчин с помощью ворожбы, насыланию болезней и порче пива.

Она был одной из первых женщин, приговорённых к смерти во время процессов против ведьм в 17 веке.

В Ваасе, городе в северозападной части восточного побережья Ботнического залива , Маркетта Ристонтютяр Пунасуомалайнен стала одной из первых женщин, обвинённых в колдовстве.

Вместе с мужем Симо Антинпойка, родившимся в Руовеси примерно в 200 км от Ваасы, они перебрались в город в 30-ых годах XVII века. Их ферма в деревне Куконпохья в окрестностях Руовеси не могла больше прокормить хозяев. Маркетта была нищей знахаркой, вынужденной «подрабатывать» попрошайничеством, чтобы содержать себя и своего мужа. Она прекрасно знала о своей репутации ведьмы, и полагалась на неё в качестве дополнительного «аргумента» при общении с «жертвователями». В конце концов, её обвинили в убийстве двоих мужчин с помощью ворожбы, насыланию болезней и других случаях применения колдовства. Жители Ваасы долго помнили её. Имя Маркетты Пунасуомалайнен упоминалось спустя многие годы после её смерти, во время большой «охоты на ведьм», развёрнутой в окрестностях Ваасы в 70-ые годы XVII века.

Жизнь в XVII веке была нелёгкой: войны, эпидемии и неурожаи увеличивали бедность и страдания. Маркетта Пунасуомалайнен была вынуждена бродить от деревни к деревне, выпрашивая подаяние. Но финским крестьянам нечем было с ней поделиться. Бесконечные тяготы испытывали терпение обеих сторон. Лишённая подаяния Маркетта однажды прокляла каких-то селян. Поскольку у неё была репутация целительницы, а, значит – другая сторона той же медали – ведьмы, крестьяне отнеслись к её словам со всею серьёзностью и донесли о происшествии епископу в 1655 году.

О проклятиях Маркетты вспоминали во время инспекционной поездки местного старшего священника и на выездных заседаниях судов. Однако, желающих свидетельствовать против предполагаемой колдуньи не нашлось. Тем не менее, Якоб Вазениус, помощник приходского священника из Ваасы, решил заняться этим лично и прочёл несколько проповедей по разным поводам, осуждающих колдовство и живущих в Ваасе ведьм.

В 1656 году, после крещенской службы, он впрямую обвинил Маркетту в колдовстве, заявив, что ей следует предстать перед судом, дабы усмирить гнев божий. Заявление привлекло внимание властей, и всем лицам, причастным к истории, были разосланы судебные повестки. Слушанья должны были состояться три дня спустя. Накануне судебного заседания Якоб Вазениус отправился по близлежащим деревням собирать церковную десятину, но умер в своих санях на дороге между двумя фермами.

Одного этого неудачного совпадения было бы достаточно для того, чтобы обратить подозрения против Маркетты: служитель божий выдвинул против неё обвинения и тут же скоропостижно преставился. Вдобавок, перед неожиданной кончиной помощника приходского священника Маркетта несколько раз публично разражалась проклятиями в его адрес. «Эта чёрная ворона целыми днями проповедует со своей кафедры, но наступит день, когда она с неё свалится», – заявила Маркетта однажды вечером в таверне в присутствии многих свидетелей. Посыльному, вручившему ей повестку в суд, женщина сказала: «Он сулит мне костёр, но прежде, чем он отправит на него меня, дьявол приберёт его самого». Маркетта уже доказывала, что её слова обладают силой. Пентти Юхонпойка, крестьянин из Койвулахти, однажды замахнулся на неё топором, когда она просила милостыню. Маркетта ответила проклятиями. Через пару дней крестьянин упал на собственный топор и позже скончался от полученных ран.

Секретарь муниципалитета Ваасы был проклят, когда выставлял подвыпившую Маркетту из своего дома. «Ты пёс, ты будешь жалеть об этом всю свою жизнь! Тебе это дорого обойдётся! Ты, дьявольское отродье, дорого за это заплатишь», - угрожала Пунасуомалайнен. Чиновник вскоре заболел. Его жена ждала ребёнка. Роды проходили очень тяжело и болезненно. Из женщины вышли некие «посторонние предметы», а тело роженицы было «твёрдым, как камень». После родов женщина долго лежала в постели «как мёртвая» и мало, кто верил в то, что она долго проживёт. Ребёнок был слабым и постоянно болел, его глаза покрылись плёнкой. Хотя, по признанию очевидцев, от неё всё-таки избавились с помощью промываний и молитв. Другой свидетель отказался говорить что-либо плохое о Маркетте, потому что она угрожала наложить заклятье на всё его имущество. Страх жителей Ваасы был так силён, что обвинения были выдвинуты лишь через полтора года после смерти Вазениуса.

В начале июня 1657 года муж Маркетты Симо Антинпойка обратился в суд от имени своей жены, обвиняя зятя покойного Якоба Вазениуса, купца Ханну Тууренпойка, в нанесении телесных повреждений Маркетте. Предметом иска были кровоточащий нос, выбитый зуб и разногласия относительно выплаты долга. Упомянутый зять покойника был должен Маркетте, а побои нанёс, чтобы защитить себя от её проклятий. Ханну Тууренпойка выдвинул против Маркетты обвинения в колдовстве: ему нечего было больше терять, поскольку гнев колдуньи уже обрушился на него.

Это обвинение решило судьбу женщины: после него осмелевшие вдруг жители Ваасы стали десятками свидетельствовать о её проклятиях и ворожбе. Маркетта попыталась убедить суд в том, что её действия были направлены исключительно ко всеобщему благу, и что в её ворожбе не было ничего предосудительного, и, вообще, колдовство – обычное дело в её родном Руовеси. Её речь, однако, не поколебала настроение аудитории, желавшей очиститься от зла. Городской суд приговорил обвиняемую к сожжению. В 1658 году апелляционный суд не нашёл оснований для пересмотра смертного приговора.

После смерти Маркетты её муж Симо Антинпойка был много раз оштрафован за ворожбу. Так, он улучшил свойства партии пива трижды обойдя задом наперёд чан, где оно бродило, и громко произнося при этом заклинания по-фински. Членов семейства Пунасуомалайнен подозревали ещё в двух случаях колдовства. В 1624 году дядю Симо, присяжного заседателя из Роувеси Лаури Юхонпойка Персойнена, обвинили в использовании колдовства для убийства человека. В 1659 году сам Симо и дочь Маркетты Каарина смогли опровергнуть в суде обвинение в адрес последней в том, что она «дочь ведьмы». Обвинение, кстати,свидетельствует о том, что колдовство рассматривалось, как семейная традиция, передаваемая по наследству.

Биографическая справка: Маркетта Пунасуомалайнен родилась в начале XVII века, возможно, в Руовеси. Казнена в 1658 году в Вааса.

Муж: Симо, сын Антти, Пунасуомалайнен из деревни Куконпохья, Руовеси, фермер.

Автор оригинального текста: Яри Эйлола

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» на сайте Национальной финской библиотеки © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI Перевод на английский - Родерик Флетчер

Авторский перевод с английского: ScandiNews

Оригинальный текст на английском






Теги: #scandinews #Финляндия #Finland