В те времена, когда словосочетание «охота на ведьм» понималось не в переносном смысле, как сейчас, а совершенно в прямом, Финляндия была частью Шведского королевства. Её население в 1694 году достигло полумиллиона. В то же время, в самой шведской метрополии проживало более миллиона человек. К нему следует добавить, как минимум, еще не менее миллиона жителей подчинённых территорий, включая нынешние Эстонию и Латвию и южные берега Балтийского моря.

Суды над ведьмами в Финляндии (1500 — 1750). Краткий очерк
Фото: Henry Hagnäs / Noitarumpu - Witch drum

Главными городами Финляндии в то время были Турку (по-шведски Åbo, читается в современном языке «Або» - прим. ScandiNews) на западном побережье и Выборг на востоке – оба основанные в Средние века. Большинство финнов исповедовали лютеранство (1523 г.). На востоке страны проживало небольшое православное меньшинство. Несмотря на давно утвердившийся официальный статус религиозных институтов, колдовство и суеверия оказывали заметное влияние на повседневную жизнь.

В XVII веке Финляндия занимала лидирующие позиции по экспорту дёгтя в Европе – хотя и под шведским флагом. Позднее, во внешнеторговом балансе страны выросла доля древесины. Судостроение сверхдержав того времени, особенно Британии, сильно зависело от поставок финского леса и дёгтя. Позже финнов на этом рынке потеснили конкуренты из России и Северной Америки с более дешёвыми предложениями. Шведская метрополия в то же время продавала большие объёмы железа и меди. Уже в самом начале периода, который мы теперь называем «новым временем» (1500-1800), Финляндия была известна своими ведьмами и колдунами, и – особенно – великими шаманами Лапландии. Красочные истории о финских колдунах ( см. например, сказку датчанина Г.Х. Андерсена «Снежная Королева») возникли не «из ниоткуда»: общее число жителей страны, официально подозревавшихся в колдовстве было довольно большим.

Между 1520 и 1750 годами обвинения в использовании чародейства и причастности к нему были предъявлены, как минимум, 2 000 жителям Финляндии ( почти полпроцента тогдашнего населения страны, один колдун на 200 человек населения, между прочим! - прим. ScandiNews). Мы составили список из 1200 индивидуальных дел, и тщательно изучили каждое из них. Поскольку архивы Апелляционного суда, основанного в 1623 году были частично уничтожены в 1827 году Великим Пожаром Турку, исследование основывалось на записях судов низшей инстанции. Истинный размах судебного преследования ведьм и колдунов открылась сравнительно недавно – в начале 90-ых годов прошлого века. Поэтому, число обвинительных приговоров, указанное в более ранних исследованиях, явно не соответствует реальному положению дел. Любопытно, что в то время, как число приговорённых во многих странах было завышено, в Финляндии, напротив, оно, похоже, до недавнего времени, наоборот, сильно занижалось.

Стоит отметить, что по мере работы исследователей, количество подтвержденных приговоров во многих странах снижается, в Финляндии же, напротив, наблюдается значительный рост их числа. Святая инквизиция не действовала на территории Шведского королевства. Дела о колдовстве рассматривались в Финляндии в обычных судах общей юрисдикции. Пытки были законодательно запрещены и в метрополии и на подконтрольных Стокгольму землях. В Финляндии, соответственно, тоже. Насколько нам известно, пытки применялись лишь в крайних и очень редких случаях. Выявленные нами исключения имели место во время процессов, известных под общим названием “Ахвенанмаанских” ( «Ахвенанмаа» – финское название Аландских островов – прим. ScandiNews) – о них читайте ниже – и позднее, на судах, происходившие в условиях массовой «антиколдовской» истерии в Швеции.

Вопреки тому, что известно о процессах над ведьмами в большинстве стран Западной Европы, колдовство в Финляндии вовсе не являлось занятием, ассоциировавшимся исключительно с женским полом. Больше половины обвиняемых составляли мужчины, а среди признанных виновными их, вообще, было большинство. Женщины преобладали среди привлекавшихся к ответу за чародейство только в 1670-ых и 1680-ых годах, из-за массовых судов, происходивших в Осторботнии, шведскоязычном регионе, расположенном на побережье Ботнического залива на западе Финляндии. Новые «теории о чародействе», (в частности, утверждение о том, что ведьмы летают на Шабаш) достигли Финляндии в 1660-ых годах. До этого, руководство финской церкви и образованная часть элиты крайне скептически относились к заявлениям о причастности к той или иной неприятной ситуации «руки сатаны» и «чёрной магии».

Подобный образ мысли быстро изменился в середине 1660-ых с назначением Иоганна Гезелиуса Старшего новым епископом епархии Турку. Однако, даже он не смог утвердить веру в справедливость новых теорий о колдовстве в умах своей паствы. К подобным тезисам большинство финнов, включая и элиту, продолжали относится с большой долей сомнения. Первые процессы по делам о «чёрной магии» состоялись в 1666 году на шведскоязычном Аландском архипелаге (те самые «Ахвенанмаанские процессы» – прим. ScandiNews), расположенном между Финляндией и Швецией ( в наши дни там делают остановку круизные паромы на пути из одной страны в другую – архипелаг расположен, как раз, примерно посередине - прим. ScandiNews). Однако, скорее всего назначение нового епископа в Турку никак не связано с паникой, охватившей крупнейший из Аландских островов. Судья острова Нилс Псиландер учился в Университете Тарту (Эстония) - основанном в 1632 году Великой Швецией. Ей некогда принадлежали 70% берегов Балтики. Университет находился под немецким влиянием , благодаря чему Псиландер был прекрасно осведомлён о немецких изысканиях в области «чёрной магии». Этим, по мнению почетного члена финского исторического общества Антеро Хейккинена, объясняются его познания в области колдовства. Нильс Псиландер действовал по собственной инициативе и, с высокой долей вероятности, верил, что руководствуется в своих поступках самой актуальной на тот момент информацией - и , на самом деле, так оно и было. Стоит отметить, что антиведьмовская истерия в Верхней Даларне (Даларна - историческая провинция в средней Швеции в области Свеаланд - прим. ScandiNews) вспыхнула через два года после Аландских процессов. Вскоре паника пересекла Ботнический залив и перекинулась из Швеции в Остроботнию - шведскоязычную провинцию Финляндии. Однако, как представляется, Аландские процессы имеют свои собственные причины, не связанные с истерией в Верхней Даларне … Такое явление, как суды над ведьмами встречается и на протяжении XVI в.

Мы обнаружили примерно 100 случаев до 1600 года , но, скорее всего, гораздо, гораздо больше подобных фактов ещё ждут своего открытия. Первые суды состоялись на западном побережье и на этих ранних процессах почти все осужденные были мужчинами. В Карелии большинство осужденных тоже составляли мужчины. Однако, это не свойственно одной лишь Финляндии. Известно, что в Исландии, Эстонии и России, среди других территорий, большинство обвиняемых составляли мужчины. Их доля среди осужденных за колдовство в Европе может ещё вырасти при более тщательном исследовании. Мы готовы предъявить убедительные доказательства того, что далеко не все осуждённые за колдовство были бедняками с нижних ступеней социальной лестницы. Большинство обвиняемых были фермерами и их жёнами. В городах тоже бывали случаи выдвижения обвинений против бюргеров и их жён. Значительную часть представших перед судом можно отнести к категории относительно состоятельных людей, в то время, как лишь малую долю составляли бедняки.

Встречаются очаровательные истории, как, например, в случае с богатым крестьянином, моряком и рыбаком по имени Матти Раутиа и министром Грегориусом Хенрици. Большинство процессов было организовано по схеме «один процесс - один обвиняемый ( колдун/ ведьма)». В некоторых случаях, однако, судебному преследованию подвергались не только подозреваемые в колдовстве, но и те, кто обращался к ним за помощью. Обвиняемые в колдовстве были знакомыми тех, кто на них донёс и часто жили по соседству в одной деревне. Насколько известно, очень немногие ( менее 5 %) обвинённых в колдовстве подвергались преследованию за использование магии более одного раза. Также очень редки свидетельства о нескольких обвинённых в колдовстве из разных поколений одной семьи (история Маркетты Пуносуамалайнен как раз из таких редких примеров - прим.ScandiNews). Всё это противоречит многим прежде широко распространенным представлениям о колдунах и колдовстве.

Финская Лапландия (единственное истинное место обитания Санта Клауса!) занимает северную часть страны. В XVI и XVII веках Лапландия была населена саамами ( в России их ещё называли «лопари» - прим. ScandiNews) с живой и сильной шаманской традицией. При этом, в описываемые времена отдельные саамы встречались гораздо южнее тех мест, где большинство их соплеменников живут ныне. Они были известны своими колдовскими умениями и магическим шаманским бубном «нойтарампу» (noitarumpu) ( известны достаточно широко, чтобы найти отражение в творчестве Г.Х. Андерсена, жившего двумя веками позже рассматриваемого периода в 2 000 км от упомянутых здесь земель - прим. ScandiNews).

У финнов тоже некогда были и шаманы и знахари, однако считается, что финны утратили большую часть своей шаманской традиции и навыков гораздо раньше своих северных соседей. Несмотря на широкую известность лапландских шаманов, в Лапландии прошло не так уж много процессов над колдунами и ведьмами. Наоборот, суды в северных областях рассмотрели лишь несколько подобных дел. Более того, лишь в малой доле из них фигурировали колдуны «шаманившие» с использованием заклинаний и магических бубнов. Основными местами проведения судов над колдунами и ведьмами были юго-западные области ( вокруг Турку) и юго-восточные районы Карелии около Выборга – самые богатые и густо населённые части страны.

Copyright by Timo Kervinen and Marko Nenonen. Map by Lassi Koikkalainen.
Copyright by Timo Kervinen and Marko Nenonen. Map by Lassi Koikkalainen.

Карта судов над ведьмами 1520-1700: по числу обвиняемых в сельских окружных судах ( обратите внимание, что большая часть судов в обширных северных приходах происходила только на западном побережье, хотя официальные полномочия органов власти простирались гораздо дальше вглубь материка).

Первые широкомасштабные процессы, отличавшиеся суровым отношением к обвиняемым, состоялись в 1649-65 годах в западной Финляндии. Тогда предстали перед судом многие колдуны, снискавшие известность и дурную репутацию. Мы используем термин «нищие колдуны» для таких людей, пользовавшихся дурной славой, подозревавшихся в колдовстве и занимавшихся бродяжничеством и попрошайничеством. Их обвиняли в убийстве с использованием магии и осуждали на смерть. Однако, Апелляционный суд Турку заменил большинство смертных приговоров на крупные штрафы, порку плетьми и изгнание. Что странно, несмотря на судебные решения об изгнании, многие из осуждённых не подчинились приговору, а предпочли остаться в знакомых им приходах. Необходимо отметить, что число «нищих колдунов», подвергавшихся судебному преследованию, не превысило в совокупности 15 человек. Абсолютное большинство процессов имели обычный для нормального судебного заседания состязательный характер и происходили в виде диспута между стороной защиты и стороной обвинения.

До 1660-ых законом преследовалось только «злокозненное» колдовство. В гражданских судах редко рассматривали случаи «благодетельного» колдовства и те, кто к нему прибегал, едва ли когда-либо осуждались в соответствии с нормами действовавшего тогда законодательства. В шведском Городском и Сельском уложении (1350, 1442) отсутствовали статьи, регулирующие «полезное» колдовство. Отдельные законодательные нормы, объявлявшие любые формы колдовства преступными, были введены в XVI веке. Однако, об этих законах вспоминали лишь время от времени. В этом отношении юридическая процедура очень быстро изменилась в 1660-ых или несколько позже, когда «благодетельное» колдовство стало также рассматриваться в судах общей юрисдикции, как нарушение закона. Более того, новые европейские теории о «чёрной магии» были , наконец, приняты и в Финляндии, впрочем, следует отметить, что лишь до определенной степени и никогда – в восточной части страны.

И, наконец, в 1670-ых и 1680-ых среди привлекавшихся к суду по обвинению в предполагаемом использовании колдовства и магии большинство составляли женщины. В эти десятилетия более двух сотен ведьм предстали перед судом, многие из них были признаны виновными и приговорены к смертной казни. Гонения на своем пике сильно смахивали на массовую истерию в Центральной Европе. В конце 1680-ых, однако, энтузиазма у охотников за ведьмами заметно поубавилось, и, хотя количество обвиняемых оставалось, по-прежнему, довольно высоким, признаком окончания эпохи всеобщей антиколдовской одержимости служит резкое уменьшение числа смертных приговоров. К концу века количество процессов заметно уменьшилось. Более того, обвиняемых более не признавали виновными в «злокозненном» колдовстве, а лишь в «благодетельном» волшебстве, а то и вовсе – в следовании предрассудкам. Теперь, в некоторых случаях к колдовству относились не как к элементу реальности, а лишь как к глупому суеверию из старых времен.

Тем не менее, ещё и в первой половине XVII века состоялось немало процессов по обвинениям в использовании магии.

Можно выделить некоторые общие черты судебных процессов над колдунами и ведьмами в Финляндии:

1. Большинство приговоров были оправдательными. Не так уж много из оказавшихся на скамье подсудимых по делам о колдовстве были признаны виновными в злонамеренном употреблении черной магии. По сравнению с другими правонарушениями, колдовство было редко встречавшимся и трудно доказуемым. Вопреки представлениям потомков, судьи и присяжные ( последних могло быть от 5 до 12) не принимали на веру всё то, что рассказывали о ведьмах! ( Отличали они и пустую болтовню и трюкачество от настоящего колдовства, каковы бы там ни были представления наших современников о судах над ведьмами). Доносчик рисковал, сообщая о том, что некто практикует магию, поскольку он или она подвергались штрафу, если не могли предоставить весомых доказательств своим обвинениям.

2. С заявлениями о злонамеренном колдовстве в суд чаще всего обращались отдельные лица, указывавшие на причинение им предполагаемым колдуном телесных повреждений или навлечение бед и несчастий. Обвинения в использовании лечебной магии или «наколдовывании» удачи выдвигались преимущественно официальными лицами и органами, представителями духовенства либо «органов охраны общественного порядка».

3. Количество судов по делам о колдовстве во всех провинциях в одно и тоже время было разным. Таким образом, нельзя сказать, что в какой-то период была развёрнута тотальная «общенациональная охота на ведьм». Было выдвинуто множество отдельных обвинений, основанных на разных личных причинах. Исследователи до сих пор спорят о том, были ли у всех этих обвинений общие предпосылки.

4. Обвинение выдвинутое официальным лицом или органом с большей вероятностью могло привести к осуждению, чем выдвинутое частным лицом - обычным обывателем, часто соседом предполагаемого колдуна. Почти все смертные приговоры были вынесены в ходе процессов, инициированных официальными органами. Чуть более 10% обвиняемых были приговорены к смерти судами низшей инстанции, но лишь около половины этих приговоров были в действительности исполнены ( «огнём и мечом»).

5. Большинство обвинительных приговоров было вынесено в короткий промежуток между 1649-ым и 1684-ым годами. Самым популярным наказанием был штраф ( 40 марок - цена хорошей лошади). Это была довольно внушительная сумма - до «открытия» инфляции ближе к концу XVII века.

Общее представление об «охоте на ведьм» в Европе сформировалось на основе наиболее известных приговоров, вынесенных в Центральной Европе ( и Салеме, Массачусетс, США). В этих процессах связь между дьяволом и предполагаемой ведьмой была важным фактором, равно как и исследование возможного участия в ведьминских шабашах. Весьма вероятно, что дальнейшие исследования продемонстрируют, что суды над ведьмами в ранней современной Европе были сравнительно обычной частью работы различных юридических систем. Если вы действительно верите в колдовство, довольно логично подозревать колдуна в возможном причинении вам вреда.

Конечно, остается открытым вопрос: почему большинство судов сконцентрированы на сравнительно коротком историческом отрезке?

Мы считаем, что только связь с дьяволом была новой чертой в антиведьминской панике в начале современной истории. Само же использование колдовства для причинения вреда рассматривается, как преступление, в одном из старейших сводов законов в истории человечества – в «Законах Хаммурапи» ( примерно 1750 год до нашей эры).

Jos van Wunnik/ Reindeer and boats
Jos van Wunnik/ Reindeer and boats

Конечно, в истории человечества были и другие процессы над ведьмами, кроме происходивших в начале нового времени в Европе. Как это не удивительно, вспышки более или менее внезапной паники в Африке или Латинской Америке периодически возникали до конца 20 века (на самом деле, кое-где возникают и по сей день – прим. ScandiNews).

Кроме того, довольно хорошо известно влияние ведьм и колдовства в Исландских сагах ( странно, что финские исследователи не упоминают здесь карело-финский «Калевала». В нём колдуют все: и положительные персонажи и отрицательные, используя и «зловредное» и «благодеятельное» колдовство. Причём, занимаются этим постоянно – от начала времен до прихода христианства включительно - прим. ScandiNews).

Для наших предков в колдовстве не было ничего иррационального. Колдовство и магия были частью их повседневной жизни - реальностью, с которой им приходилось сталкиваться. Многие из них использовали магию и «анти-магию» просто, как один из повседневных инструментов в борьбе за выживание или улучшение условий жизни. Одним из способов взаимодействия с действительностью, допускавшей существование колдовства и колдунов, было выдвижение против последних обвинений в суде. Хотя совершенно ясно, что финские суды над ведьмами были организованы по шаблонам, сформировавшимся в Западной Европе лишь в 1670 и 1680-ых, мы хотели бы подчеркнуть, что, вопреки установившемуся мнению, суды над ведьмами в Финляндии в целом не сильно отличались от аналогичных процессов в других странах.

Время от времени «охота за ведьмами» перерастала в массовое явление, порождавшее панику и истерию, в свою очередь, вызывавшие всплеск насилия и жестокости в разных частях континента. Тем не менее, в общем предоставлении о преследовании ведьм в Европе слишком большой упор делается на эти периоды всеобщей неконтролируемой паники. Чем больше информации нам удается собрать о судах над ведьмами в разных странах, тем менее обоснованным кажется формирование представления о них на основе этих сравнительно коротких и, по-своему, исключительных периодов массовой истерии .

Подлинную сущность повседневного колдовства и суеверий можно лучше понять принимая во внимание все суды, а не только те, что производят наибольшее впечатление на современную публику. Изучение колдовства не должно ограничиваться лишь историей судов над ведьмами, но должно принимать к рассмотрению историю чародейства, магии и предрассудков в целом – как бы мы не называли совокупность концепций, чуждых современному сознанию. Историки согласны с тем, что термин «колдовство» не полностью описывает явление. Это объясняется тем, что понимание термина «колдовство» было навязано образованной элитой и священниками, которые использовали термин в отношении почти всего, что они воспринимали, как языческие верования или происки Сатаны. Народ, однако, пользовался большим количеством терминов для обозначения различных практик, обширный спектр которых сегодняшний наблюдатель обозначает всего тремя ( или не многим более того) словами: «колдовство», «магия», «предрассудки».

Текст: Марко Ненонен и Тимо Кервинен

Авторизованный перевод: © 2014 Aeolium Vellus Oy

Оригинальный английский текст