Ученые используют разные способы изучения окружающего мира. Одним из наиболее распространенных является эксперимент. Химики смешивают вещества в пробирке, физики запускают ускорители заряженных частиц, а биологи помещают в банку двух тараканов и наблюдают, кто кого из них съест. Историкам и археологам в части экспериментов не повезло. Их научная дисциплина сильно ограничивает возможность проверки теоретических знаний на практике.

Потомки викингов в Тихом океане
Фото: Вячеслав Титов/ Музей Кон-Тики в Осло

Сложно искусственно воспроизвести условия жизни, существовавшие в далеком прошлом, чтобы проверить правильность исторических теорий. Можно, конечно, воссоздать старинные здания и одеяния, выучить древние языки, но мировоззрение людей прошлого, их мысли восстановить невозможно. А без этого картина жизни будет неполной. Историки могут только предполагать, что и каким образом делали наши предки. В 1947 году антрополог и археолог из университета Осло Тур Хейердал попытался доказать, что исторический эксперимент все-таки возможен. Он выдвинул гипотезу о том, что индейцы с западного побережья Южной Америки могли плавать к островам в центральной части Тихого океана, области, которая в наши дни называется Океания.

Еще в 1938 году Хейердал вместе с женой прибыл на острове Фату-Хива, почти в самом центре Тихого океана, где супруги прожили целый год. Они изучали культуру и язык аборигенов. Хейердал обратил внимание на сходство местных наскальных рисунков и статуэток, вырезанных из дерева или камня, с произведениями индейских мастеров из Южной Америки. Также на многих островах возделывали сладкий картофель, батат, который помимо Океании встречается только в Перу и Эквадоре. Тростник тотора растет только в двух местах на Земле - океанийском острове Пасхи и на берегах озера Титикака в Перу. Семена этих растений теряют всхожесть при длительном нахождении в соленой воде и не могли «самостоятельно доплыть» до Океании. Хейердал предположил, что на острова их завезли люди.

Побережье Южной Америки от ближайших островов Океании отделяет более трех с половиной тысяч километров водной пустыни, на которой нет ни ЕДИНОГО клочка суши. В легендах южноамериканских индейцев упоминаются плоты из бальсового дерева, на которых предки коренных американцев плавали по Тихому океану. Между 1471 и 1493 годами, задолго до прихода европейцев в Перу, правитель империи инков Тупак Юпанки совершил плавание с перуанского побережья на запад. Этот факт подтверждается легендами коренных жителей острова Пасхи, ближайшего к Южной Америке острова Океании. В них упоминается могучий вождь по имени Тупа, приплывший с востока. Перу находится как раз к востоку от острова Пасхи. Расстояние между ними превышает 3500 километров, но очевидно, что индейцы могли преодолеть его на своих судах.

Специалисты-кораблестроители считали бальсовые плоты непригодными для длительных морских путешествий. Американский специалист по истории Океании Кеннет Эмори в 1946 году утверждал в своей статье, что «бальсовые плоты в несколько дней пропитываются водой, если их не вытаскивать на берег для просушки». Пропитанное водой дерево теряет плавучесть и плот идет ко дню вместе с неосторожным экипажем. Специалисты также не верили, что древние мореходы могли без компаса и карты ориентироваться в отрытом море. Сходство культур двух регионов считалось случайным, а плавания из Южной Америки в Океанию невозможными. Но Хейердал думал иначе.

Чтобы доказать правильность своей теории, он решил сам совершить переход из Перу в Океанию на бальсовом плоту, построенном по технологиям древних индейцев. Для начала Хейердал изучил конструкцию старинных судов и особенности строительного материала. Оказалось, что до него исследователи изучали только давно срубленные и просушенные стволы бальсового дерева. Они действительно хорошо впитывают воду и быстро теряют плавучесть. Норвежец первым изучил свойства свежесрубленного бальсового дерева. Его ствол насыщен соком, который играет роль естественного гидроизолятора и не позволяет воде впитываться в древесину. Высокая плавучесть сохраняется в течении двух лет после того, как дерево срубили. Во время шторма плот не ломается на высокой волне, а только изгибается, как бы обтекает волну. Малая осадка позволяет плавать по мелководью. Плот приподнимается на водой на считанные сантиметры, поэтому ему не страшен боковой ветер. Экипажу можно не брать с собой в плавание черпаки и насосы для откачивания воды. Она сама просачивается между бревнами, словно сквозь сито, и не застаивается на палубе. Правильно построенный плот может затонуть только, если разрушится при столкновении с рифами. В открытом море он почти непотопляем.

Хейердал начал строительство плота, который назвал Кон-Тики, в честь верховного божества инков. Бальсовые деревья были срублены в предгорьях Анд и доставлены в перуанский порт Кальяо. Для строительства потребовалось 9 стволов длиной от 9 до 14 метров. Двигателем служил треугольный парус, а рулем - кормовое весло и два ряда швертов, плоских досок, торчавших из днища плота. Палубу покрыли бамбуковым настилом, на котором располагался навес из бамбука же для защиты от солнца. К апрелю 1947 года Кон-Тики был готов.

Экипаж подобрался скандинавский: норвежцы Тур Хейердал, Эрик Хессельберг, Герман Ватцингер, Кнут Хаугланд и Турстейн Робю, а также швед Бенгт Даниельссон. Ученые, инженеры, радисты, художники и ни одного профессионального моряка!

Мало того, сам Хейердал едва не утонул в детстве и с тех пор много лет боялся воды. А теперь собирался пересечь половину крупнейшего океана Земли на хлипком деревянном плоту! Неудивительно, что кроме самих участников экспедиции, мало кто верил в её успех. Хейердал вспоминал в своей книге «Путешествие на Кон-Тики» последние дни перед отплытием: «...меня вызвал к себе посол одной из великих держав. — Ваши родители живы? — спросил он. И когда я ответил утвердительно, он взглянул мне прямо в глаза и произнес зловещим, замогильным голосом: — Ваши мать и отец будут очень опечалены, когда узнают о вашей смерти».

28 апреля 1947 года Кон-Тики отплыл из порта Кальяо. Первые 50 морских миль (92 километра) его сопровождал корабль ВМС Перу. Перуанские власти явно не хотели, чтобы безумные скандинавы утонули в территориальных водах страны. Дальше Кон-Тики пошёл в одиночестве. Запасы пищи и воды были рассчитаны на четыре месяца. Видевшие плот профессиональные моряки уверяли, что путь до ближайших островов (если Кон-Тики, конечно, дойдёт до них) займет целый год. Моряки с норвежского судна, заходившего в Кальяо накануне отплытия, уверяли, что веревки, соединявшие бревна плота, перетрутся в течении двух недель и Кон-Тики просто развалиться на части. Они советовали заменить их стальными тросами. Но Хейердал не мог пойти на это. Он хотел, чтобы плот был построен только по технологиям древних индейцев. Стальных тросов в их распоряжении не было. В море выяснилось, что бальсовые бревна в воде становятся мягкими и не стирают веревки.

Кон-Тики двигался вперед не только при попутном, но и при боковом ветре. Экипаж мог управлять судном даже без рулевого весла, с помощью одних только швертов. Скандинавы пережили два шторма и едва не столкнулись с проходившим мимо пароходом. Моряки просто не заметили плот, поднимавшийся над водой всего на несколько сантиметров. Вода постоянно заливала открытую палубу. Во время шторма люди привязывали коробки с вещами и самих себя к бревнам, чтобы их не смыло в океан. Экипаж Кон-Тики рыбачил , чтобы разнообразить свое меню, состоявшее из провианта, взятого в Кальяо. Для этого не требовались были ни удочки, ни сети. Ночью на мачте зажигали фонарь, его свет привлекал рыбу. Она сама выбрасывалась на плот, где её уже ждал Бенгт Даниельссон, исполнявший обязанности кока. Таким образом скандинавы впервые поймали живую змеиную макрель. Раньше эту рыбу находили только в виде скелетов и многие ученые считали, что она уже вымерла. Ввиду научной ценности, ее не стали подавать на обед, а сохранили в банке с формалином.

Однажды путешественники едва не столкнулись с гигантской китовой акулой, которая по размерам превосходила Кон-Тики. По ночам в глубине были видны огромные существа длиной 6-8 метров со слабо светившимися телами, но люди не смогли определить, что это за животные.

С помощью коротковолновой радиостанции удалось наладить связь с радиолюбителями США и Европы. 3 августа скандинавы смогли поздравить норвежского короля Хокона VII с 75-летием. На следующий день радиолюбитель из Осло передал экипажу Кон-Тики ответное послание, в котором монарх пожелал успешного завершения плавания. В этом районе Тихого океана не было ни одной метеостанции, поэтому по просьбе начальника американского бюро погоды путешественники каждый день передавали данные о температуре воздуха и воды, ветре и атмосферном давлении.

7 августа Кон-Тики достиг конечной точки своего плавания. Плот пристал к берегу атолла Рароиа в архипелаге Туамоту. За 101 день путешествия было пройдено 6 980 километров. Тур Хейердал блестяще доказал свою теорию и вместе со спутниками стал национальным героем Норвегии.

Год спустя он написал книгу «Путешествие на Кон-Тики», первый выпуск которой был распродан всего за 15 дней. Последующие издания разошлись тиражом в 50 миллионов экземпляров на 70 языках. Об уникальном плавании были сняты два фильма: документальный в 1950 году и художественный в 2012 году. Оба номинировались на Оскар, но премию киноакадемии получила только первая картина как лучший документальный полнометражный фильм 1952 года.

15 мая 1950 года в Осло был открыт музей Кон-Тики. В центре его экспозиции, естественно, сам плот. Помимо Кон-Тики в музее можно увидеть суда и предметы, использовавшиеся во время всех экспедиций Тура Хейердала. Их было немало. В 1969 году норвежец на собственном примере решил доказать, что древние египтяне могли плавать из Северной Африки в Америку. На основании описаний современников и сохранившихся до наших дней рисунков Хейердал построил тростниковую лодку Ра. Из современного оборудования на ней были только радиостанция и керосиновые фонари.

25 мая 1969 года вместе с международным экипажем Хейердал отплыл от побережья Марокко на запад. Ра продержался в море 56 суток и пять тысяч километров. Затем корпус лодки стал прогибаться под собственной тяжестью и экипаж вынужден был ее покинуть. До американского побережья оставалось всего несколько дней пути. Изучив причины неудачи, Хейердал понял, что при конструировании отклонился от древнеегипетской схемы. Спустя год у побережья Марокко была спущена на воду «работа над ошибками» под названием Ра-2.

Вторая попытка увенчалась успехом. Тростниковая лодка достигла карибского острова Барбадос, относящегося к Центральной Америке. Для жителей бывшего СССР эти две экспедиции интересны ещё и тем, что в них принимал участие врач Юрий Сенкевич, ведущий программы «Клуб путешественников» на советском телевидении и друг Тура Хейердала.

Семь лет спустя норвежец снова отправляется в плавание на тростниковой лодке. На этот раз он хотел доказать возможность торговых контактов между Древним Египтом, Древней Индией и Междуречьем. Лодка Тигрис была построена на побережье Ирака. Она отправилась в плавание 23 ноября 1977 года под управлением международного экипажа с участием в том числе и Юрия Сенкевича. 30 марта 1978 года, пройдя за 4.5 месяца около 7 тысяч километров, Тигрис вошёл в порт Джибути на Красном море. Хейердал хотел плыть дальше, вдоль побережья восточной Африки вплоть до мыса Доброй Надежды. Но прибрежные государства не дали разрешения на прохождение лодки через свои территориальные воды из-за боевых действий, начавшихся на Сомалийском полуострове. В знак протеста экипаж сжёг Тигрис. Хотя экспедиция не достигла конечной цели, лодка продемонстрировала хорошие мореходные качества и надежность. Под руководством Хейердала проводились раскопки на островах Тихого океана, на Кавказе и в Скандинавии. Он основал новое научное направление - экспериментальную археологию.

В 1999 году его признали самым знаменитым норвежцем XX века. Тур Хейердал умер в 2002 году. Спустя девять лет в состав ВМС Норвегии вошел фрегат «Thor Heyerdahl» (F312), названный в честь великого путешественника.

Текст: Сергей Толмачёв