Привычно просматриваю новости на сайтах финских газет и натыкаюсь на славную фотографию сайменского тюленя – симпатяга! Может быть, мы с ним уже встречались? Этих зверей осталось так мало, что подобную вероятность исключать нельзя.

Как помочь сайменской нерпе?
Фото: Harri Ekholm

Картинка, да и новость, которую она предваряла, вызвали воспоминания о нескольких прошлогодних эпизодах, участником которых был я сам.

…Катер резко сбавляет ход, мотор, секунду назад ревевший так, что общаться приходилось едва ли не криком, переходит на негромкое ворчание. Теперь можно разговаривать спокойно.

Мы находимся в южной части Сайменского озера, в районе гряды разнокалиберных островков с труднопроизносимым названием. Мой старинный друг Харри уверенно направляет свой Silver Fox (не самое логичное название для катера, да?) в узкий проливчик, мы медленно идём вдоль скалистого берега.

– Узнаёшь? – кивает Харри.

Я присмотрелся: места кажутся знакомыми.

– Похоже, мы тут были в феврале?

– Все правильно, – отвечает Харри и продолжает, обращаясь к Эсе, ещё одному нашему другу. – Вот как раз тут в начале февраля мы с Андреем орудовали лопатами, строя на льду снежный отвал высотой в метр и шириной метров пять-шесть. А потом, уже в марте здесь была замечена тюлениха с новорожденным детёнышем. Значит, мы не зря старались!..

В череде странноватых зим прошлогодняя казалась одной из самых странных: период настоящих холодов был коротким, а дефицит снега просто тревожил. Волновались и финские биологи, изучающие повадки уникального зверя – сайменского тюленя. Дело в том, что его самки выводят потомство, устраивая гнезда внутри больших сугробов, которые зимними ветрами наметает возле скалистых берегов безлюдных островков – их на Сайменском озере великое множество.

Вот только островов на Сайме на несколько порядков больше, чем тюленей. По последним подсчётам финских ученых, всего в озере живет не более 310 особей. Не знаю, на чем основана такая точность, но этим данным, наверное, можно верить. В любом случае, других нет. Этот вид тюленя – (Pusa hispida saimensis) – эндемик, кроме Сайменского озера, он не водится больше нигде. Ближайший родственник – ладожская нерпа, которую тоже не каждый день встретишь, но её поголовье в разы больше. Поэтому в Финляндии делается всё возможное, чтобы сохранить своего тюленя, хотя понятно, что главную причину проблем – соседство с цивилизацией – устранить невозможно. Остаётся искать какие-то решения, которые позволили бы смягчить неизбежное влияние этого столь опасного фактора. Одни решения принимаются на законодательном уровне – например, введён запрет на применение рыболовных сетей с начала весны до июня, т.е. в период, когда тюлени выводят и «воспитывают» потомство, другие выдаёт коллективный разум защитников природы, как это было прошлой зимой.

Тогда неравнодушные люди из Metsähallitus, главного лесного управления Финляндии, озабоченные недостаточной толщиной снежного покрова, обратились с призывом: требуются добровольцы, давайте попробуем помочь сайменским тюленям. Задача не такая уж сложная: в определённых местах возле островов надо создать искусственные сугробы, чтобы самкам тюленя было где устраивать гнёзда, выводить детёнышей и укрывать их от непогоды и хищников. Первые бельки появляются на свет в середине февраля, но в основном – во второй половине месяца и в начале марта.

И когда в начале февраля я приехал погостить к своему другу Харри, он сразу заявил, что мы тоже примем участие в этом проекте. Что ж, это интересно! Действия добровольцев координировались организаторами акции – Харри вызвался соорудить искусственные сугробы возле двух конкретных островов, где в предыдущие годы не раз видели тюленей. Два дня подряд мы приезжали на безлюдные зимние берега, вставали на лыжи, несколько километров тащили на себе необходимые инструменты до нужного места, а потом махали лопатами и орудовали скребком – не скажу, что до полного изнеможения, но к машине мы возвращались уже изрядно вымотанные. Зато гордились тем, что приняли посильное участие в хорошем деле. Как потом выяснилось, таких добровольцев было больше сотни, они работали в разных точках озера и построили около двухсот таких снежных отвалов.

Как потом подтвердилось, совершенно не зря, потому что по весне во многих местах, где волонтёры соорудили эти «домики», было зафиксировано появление тюленей с их потомством.

…Катер потихоньку дрейфует; Харри, вооружившись мощным биноклем, осматривает берега соседних островов. Начало мая – время линьки тюленей, и шансы их увидеть максимально высоки: в хорошую погоду они греются на камнях, и если знать заветные места, то вам, вполне возможно, повезёт. Разумеется, действовать надо предельно осторожно, тюлень вряд ли подпустит близко. Но если вы терпеливы, а под рукой фотоаппарат с телеобъективом, то шанс сделать хорошие кадры отличен от нуля.

Возле первого острова, того самого, где мы работали зимой, никого не было. Отправились к следующему, и уже издалека заметили приличных размеров тюленя. В бинокль его можно было рассмотреть весьма отчётливо, но позировать он, видимо, не был расположен – ловко извернувшись, что, казалось бы, противоречило его природной грузности, он плюхнулся в воду.

Но шкипер Харри не спешил ложиться на обратный курс. Места эти он знал хорошо и заявил, что посреди проливчика, разделяющего соседние острова, есть хитрый камень, который почти не виден над поверхностью, и вот там тюленям очень удобно загорать. Харри оказался прав. Причём на этот раз тюлень (или это была тюлениха?) не спешил скрываться в пучине, позволил катеру подойти довольно близко – настолько, что фотографировать можно было сколько угодно.

Чувство, которое испытываешь, наблюдая за уникальным животным, каких на земле осталось совсем мало, словами передать трудно. Вообще городского жителя удивить проще простого, он и зайцу обычному рад, а тут – сайменская нерпа! Как говорится, будет о чём рассказать внукам. Вот только не покидает чувство тревоги за будущее этих финских тюленей, ведь минувшая зима оказалась ещё хуже, чем год назад – можно сказать, её не было вообще. Погоды стояли настолько неправильные, что строить снежные отвалы было просто не из чего – за неимением снега, и тут даже тысяча волонтёров не помогут. Остаётся только полагаться на мать-природу, которая, будем надеяться, подсказала тюленям какой-то выход из положения.

Но это не значит, что человек ничего не может сделать. Буквально неделю назад международная природоохранная организация Sea Shepherd объявила, что в этом году берёт сайменскую нерпу под свою защиту, и призвала добровольцев откликнуться.

«Одна из главных угроз для тюленей, которые находятся в критической опасности – это нелегальные рыболовные сети и ловушки, – так начинается сообщение, появившееся на сайте Sea Shepherd. – Весной ловля сетями в Финляндии запрещена законом, а использование ловушек регламентируется, чтобы минимизировать ущерб, который они наносят тюленям. Тем не менее, несмотря на усилия немногочисленных уполномоченных инспекторов, исполнение законов контролируется плохо, поэтому защита оказывается неэффективной».

Организация пообещала, что весной 2015 года силами добровольцев в местах обитания сайменской нерпы будет организовано патрулирование, чтобы выявить случаи применения нелегальных рыболовных снастей. О каждом таком случае патрули Sea Shepherd будут информировать правоохранительные органы Финляндии.

В общем, всё серьёзно: операция получила название Saimaa Seal, т.е. «Сайменский тюлень», организаторы уверяют, что план её проведения разработан с участием ведущих экспертов – специалистов по природоохранным проектам, в том числе, направленных на сохранение уникальной нерпы. Дата начала операции – 15 апреля, и продлится она до 1 июня. Посмотрим, насколько она окажется эффективной, но, наверное, делать что-то надо.

В прошлом году примерно в середине июля на сайте телерадиокомпании YLE появилась невесёлая новость, в которой сообщалось, что за весеннее-летний период шесть тюленей погибли, запутавшись в рыбацких сетях. Пять из этих шести были совсем молодыми – это около 10% от родившихся в прошлом году бельков. Может быть, более жёсткий контроль выполнения действующих законов принесёт свои плоды? Впрочем, думается, финские рыбаки в массе своей – люди законопослушные, вот только даже очень толково составленные правила и регламенты всё равно не могут полностью предотвратить роковые контакты этих симпатичных и очень редких обитателей Саймы с цивилизацией, разве что снижают их вероятность. Но попытаться стоит.

Текст: Андрей Лось