Почему подозреваемого в совершении террористического акта в Стокгольме не выслали из Швеции?

Общество, Почему стокгольмского террориста не выслали из Швеции | Почему подозреваемого в совершении террористического акта в Стокгольме не выслали из Швеции?
flickr /Anders Mohlin / After the terror attack

Депортировать человека, соблюдая его права и законы королевства, не так просто, как может показаться на первый взгляд

Когда стало известно, что признавшийся в совершении теракта в Стокгольме гражданин Узбекистана должен был покинуть Швецию ещё в 2016 году , многие задались вопросом: если власти решили его выслать, почему он остался в стране?

Журналисты интернет издания The Local изучили ситуацию и пришли к выводу, что депортировать человека из Швеции не так просто, как кажется на первый взгляд – одного решения иммиграционных органов для этого недостаточно.



В декабре 2016 года – примерно в то время, когда будущий стокгольмский террорист получил отказ на своё обращение о предоставлении статуса беженца – Оскар Экблад (Oskar Ekblad), представитель руководства миграционной службы Швеции, заявил, что выслать кого-то из страны не так просто, как может показаться.

«Во многих случаях работа по исполнению решений настолько сложна, что невозможно немедленно их выслать», – рассказал чиновник, добавив, что иногда события в родной стране человека, получившего отказ в предоставлении вида на жительство в Швеции, могут остановить его депортацию.

После того, как решение о высылке гражданина Узбекистана, которого средства массовой информации называют «Рахмат Акилов», хотя известно, что он пользовался в Швеции по меньшей мере ещё одним именем – «Рахматжон Курбонов», вступило в законную силу, мужчина не покинул королевство добровольно, а перешёл на нелегальное положение.

Его дело было передано полиции в феврале 2017 года. Гражданин Узбекистана не жил по тому адресу, который указал в документах, и его не могли найти. Поскольку, он не был внесён полицией безопасности СЭПО в список лиц, представляющих угрозу, можно предположить, что искали его не слишком активно.

По словам представителей правоохранительных органов, в списках «безопасных» нелегалов, подлежащих высылке, находятся тысячи лиц. Многие из них предоставляют о себе ложную информацию, указывают почтовые ящики, как адреса регистрации, что затрудняет поиск.



«Самые большие проблемы, с которыми сталкивается полиция при попытке принудительной депортации, это то, что данные, сообщённые человеком о себе, не всегда соответсвуют действительности, не все страны хотят принимать обратно своих граждан, если они сами не хотят возвращаться, и многие исчезают, после получения решения по своему делу, – объясняет на интернет-сайте полиции руководитель шведской погранслужбы Патрик Энгстрём (Patrik Engström).

– Он не жил по адресу, который сообщил, и ничего не говорило о том, что он мог представлять опасность. Принудительная высылка в Узбекистан производится редко и с большой осторожностью».

Полиция следует рекомендациям миграционной службы. Та в 2015 году постановила, что решения о насильственной депортации граждан Узбекистана на родину должны приниматься с большой осторожностью.

«С Узбекистаном – особая ситуация. Несколько лет назад было решение Европейского суда по правам человека, когда кого-то собирались депортировать в Узбекистан. Суд постановил, что в Узбекистане к людям могут применять репрессии только за то, что они поехали в Европу и пытались получить там, например, статус беженца.

Этого достаточно, чтобы к ним относились бесчеловечно и применяли пытки», – рассказал в интервью The Local адвокат Томас Фрид (Tomas Fridh), специализирующийся на иммиграционном законодательстве. «Если есть основания предполагать любую незаконную деятельность, тогда существует большая опасность бесчеловечного обращения.

По этой причине, Швеция связана этим, и вот почему миграционная служба сделала то заявление, которое сделала, предупредив о том, что высылка в Узбекистан должна производится с большой осторожностью», – объяснил Томас Фрид, ранее работавший в иммиграционном суде в Гётеборге.

Как сообщает интернет-сайт шведской полиции, как правило, когда возникает необходимость высылки кого-либо в Узбекистан, депортация происходит только в том случае, если человек готов отправиться туда по доброй воле – без сопровождения полиции и без предварительных контактов между правоохранительными органами двух государств.

«Когда люди получают отказ в предоставлении убежища в Швеции, они обязаны вернуться сами. Нет ничего, что чётко свидетельствовало бы о том, что в случае самостоятельного возвращения в Узбекистан, у них возникнут проблемы на родине. Власти Швеции пытаются убедить этих людей добровольно вернуться в Узбекистан», – рассказал Томас Фрид .

«Хьюман Райтс Вотч» – неправительственная организация, фиксирующая нарушения прав человека в разных странах мира, описывает Узбекистан, как страну с «огромным списком нарушений прав человека».

После террористического акта 7 апреля некоторые шведские политики призывали пересмотреть правила высылки из страны. Министр внутренних дел Андерс Игеман (Anders Ygeman) сказал, что расследование трагических событий в центре Стокгольма обязательно выявит недостатки в системе высылки иностранцев – если эти недостатки существуют.

По мнению адвоката Томаса Фрида, власти Швеции уже делают всё, что могут.

«Я думаю, здесь мало что можно улучшить. Швеция одна из стран, которые наиболее активно работают над высылкой людей, получивших отрицательные решения… Мне представляется нелёгкой задачей, как мы можем повысить эффективность этой работы, в любом случае, в нынешней ситуации. В странах по всей Европе находятся тысячи людей без видов на жительство , такова ситуация в западном мире. Я не видел никаких конкретных предложений о том, как можно улучшить ситуацию», – сказал шведский эксперт в вопросах миграционного законодательства.


Текст: ScandiNews Источник