К «этическому Чернобылю», в главном медицинском ВУЗе, и без того переживающему не лучшие времена, из-за приёма на работу одиозного швейцарского хирурга, добавился пожар

В Стокгольме загорелся Каролинский институт
Фото: flickr.com/kangster65 / Karolinska Institute Sept13

Стокгольмским пожарным поступил вызов из расположенного на северо-западе столицы университетского городка Каролинского института. На территории учебного заведения загорелись стройматериалы, сложенные возле строящегося корпуса нового исследовательского центра, сообщает интернет-издание The Local.

«Нас вызвали из-за загоревшегося штабеля пенополистирола. Был большой риск, что огонь распространится», – рассказал газете Афтонбладет ( Aftonbladet) Рогер Верндаль (Roger Werndal), сотрудник, дежуривший в центе приёма экстренных вызовов.

В соседних зданиях от высокой температуры полопались окна. Прибывшие на место происшествия пожарные ликвидировали огонь меньше, чем за час. Одному человеку пришлось оказывать помощь – он надышался ядовитым дымом, оказавшись заблокированным на верхних этажах здания, расположенного рядом с очагом возгорания.

Стокгольмская полиция выясняет причины пожара.

Каролинский институт является самым большим медицинским вузом Швеции и одним из крупнейшим в Европе. Его профессорам Альфред Нобель доверил выбирать лауреатов премии его имени по медицине.

Нобелевская ассамблея состоит из 50 профессоров Каролинского университета. Пятеро из них входят в Нобелевский комитет.

За день до пожара двух ректоров вуза Андерса Хамстена ( Anders Hamsten) и Харриет Валльберг (Harriet Wallberg) попросили выйти из состава ассамблеи, что они и сделали. Кроме того,5 сентября 2016 года госпожа Валльберг ушла в отставку с поста высшего руководителя университета - канцлера (universitetskansler).

Помимо двух бывших руководителей университета, Нобелевскую ассамблею попросили покинуть ещё двоих профессоров. Все четверо причастны к приёму на работу итальянского швейцарца Паоло Маккиарини (Paolo Macchiarini). В 2010 году его пригласили на должность профессора кафедры регенеративной медицины Каролинского института .

Доктор Маккиарини стал мировой знаменитостью, благодаря изобретённому им новаторскому методу пересадки трахеи. Он предложил вживлять искусственный орган, обрабатывая его стволовыми клетками пациента. Первую операцию трансплантолог провёл в 2011 году.

Как сообщало в марте 2016 года Радио Швеция, в 2014 году четверо врачей Каролинского института пытались привлечь внимание руководства ВУЗа к тому факту, что заявленные Паоло Маккиарини в научных статьях открытия не сходятся с клиническими результатами. Сотрудники учреждения представили 400-страничный доклад подтверждающий их выводы. Никакой реакции со стороны руководства ВУЗа на него не последовало. По сведениям Радио Швеция, из 8 пациентов Паоло Маккиарини, которым были пересажены трахеи, к марту 2016 года оставались в живых лишь двое. В июне 2012 года швейцарец провёл первую трансплантацию трахеи в России. После пересадки органа, проведённой им вместе с врачами Краснодарской краевой клинической больнице №1, пациентка - молодая женщина - не прожила и полутора лет.

Газета Svenska Dagbladet писала, что в 2010 году, рассматривая возможность приёма на работу Паоло Маккиарини, руководство Каролинского института знало о том, что итальянские правоохранительные органы начали расследование деятельности врача. Его подозревали в проведении операций частным образом по 130-150 тысяч евро за каждую. Паоло Маккиарини также обвиняли в том, что он лгал о результатах испытаний методики на животных, а так же о своём профессиональном опыте, в частности, о работе в известных медицинских исследовательских центрах.

Когда появились первые публикации, о том, что «метод Маккиарини» не работает, руководство Каролинского института встало на защиту швейцарца и своего решения принять его на работу.

Доктор Бо Рисберг (Bo Risberg), заслуженный профессор этики, ранее назвал скандал в связи с приёмом на работу Паоло Маккиарини в главный медицинский университет Швеции «Чернобылем этики». «Особенно за пределами Швеции Нобелевская премия тесно связана с Каролинским институтом… Это самый большой медицинский скандал в истории Швеции. Конечно, он окажет влияние на Нобелевскую премию, – сказал профессор Рисберг в новом интервью Радио Швеции. – Я думаю, что для того, чтобы извиниться перед пациентами и их семьями, а также перед научным сообществом, было бы хорошим решением наложить мораторий на вручение Нобелевской премии на два года».






Источник