Поэт Й.Л. Рунеберг создал идеал народа и природы Финляндии. Своей лирикой, эпическими произведениями и поэмой «Сказания прапорщика Столя» он сформировал национальный идентитет Финляндии, основы национальной бытности страны.

Йохан Людвиг Рунеберг (1804–1877) национальный поэт Финляндии, преподаватель университета и гимназии
Фото: flickr.com/photos/63794459@N07/

Йохан Людвиг Рунеберг был заметным эпическим и лирическим поэтом. Его творчество приобрело особую значимость благодаря времени и окружению, в котором ему довелось творить. Своей поэзией Рунеберг, как и Элиас Лённрот, помог недавно образованному Великому княжеству Финляндскому обрести статус цивилизованной нации, как в своих собственных глазах, так и в представлениях иностранцев.

Его идеология основывалась на неогуманистическом преклонении перед греческим наследием. В политическом смысле он придерживался консервативной линии эпохи Николая I. Уже при жизни, а особенно после смерти Рунеберг обрел статус культовой фигуры, отчасти как человек, способствовавший формированию чувства национального самосознания и автор стихотворения «Наш край», ставшего национальным гимном Финляндии.

Рунеберг родился в Пиетарсаари 5 февраля 1804 г. Его дед был главным землемером, а брат деда вошел в историю благодаря своим работам и проектам реформ в области экономики, статистики, землепользования. Одна из бабок будущего поэта происходила из рода Тенгстрёмов-Чудениусов, из которого вышло много священно- служителей, а мать была из купеческого рода Мальм.

Отец Рунеберга не закончил свою учебу в университете и стал морским капитаном. Детство Рунеберга проходило в бедности, однако, среди родственников были весьма значительные фигуры, самой известной из которых был Якоб Тенгстрём, назначенный в 1803 г. епископом (позднее архиепископом) Турку.

В восьмилетнем возрасте Рунеберг был отправлен на обучение в Оулу, где жил у своего дяди. После смерти последнего он учился три года в Ваасе, переходя из класса в класс с отличием. В этот период Рунеберг увлекся Бельманом и другими современными шведскими поэтами.

Рунеберг поступил в Туркуский университет (Академия Або) осенью 1822 г. Университет только что пережил политический кризис в связи с тем, что два профессора и доцент были уволены из-за своей антиправительственной деятельности и предположительного сочувствия революционному движению в континентальной Европе.

Рунеберг сразу присоединился к проправительственной «партии» архиепископа Тенгстрёма и профессора теологии А.Й. Лагуса, ставших его главными покровителями. Лето Рунеберг проводил в качестве домашнего учителя в семье Лагусов в местечке Лието, а затем у Тенгстрёмов в их имении в Парайнен.

В 1824–1825 гг. Рунеберг жил в качестве домашнего учителя в семье капитана Э.Г. аф Энэельма в местечке Саариярви, параллельно изучая труды классических авторов. Ему удалось скопить немного денег, что, наряду со стипендией, позволило ему в 1827 г. получить степень кандидата философии. Этим же летом он стал магистром. В период своего пребывания в Саариярви он имел возможность познакомиться с природой внутренней Финляндии, с финским крестьянством и воспоминаниями о войне 1808–1809 гг.

Позже он написал очень интересный очерк о Саариярви, его жителях и обычаях. Этот очерк позволяет понять, каким образом у его автора в процессе собственных наблюдений, изучения греческой классики, знакомства с немецкими идеями, к которым он прикоснулся в туркуский период, в том числе и через журналы, проходил процесс формирования понятия «родина».

Уже в 1830-х гг. очерк был издан также на русском языке, что, естественно, способствовало известности Рунеберга в России. Когда осенью 1828 г. университет был переведен в Хельсинки, Рунеберг также переехал туда, намереваясь продолжить свою академическую карьеру. Высокий и симпатичный молодой человек был к тому времени уже помолвлен со своей двоюродной сестрой Фредрикой Тенгстрём. Несмотря на финансовые затруднения, он не занялся пасторской деятельностью, а зарабатывал на жизнь учительством и журналистикой. Кроме этого, Рунеберг работал в университетской консистории и давал частные уроки.

В 1830 г. Рунеберг получил доцентуру по риторике, написав трактат, посвященный сравнительному исследованию «Медеи» Еврипида и Сенеки. В его функции входило преподавание литературы и стилистики как древних, так и современных языков, в особенности шведского языка как языка культуры Финляндии, а также руководство написанием студенческих работ. Подобно своим учителям Тенгстрёму и Лагусу, Рунеберг специализировался на греческой литературе, которая в огромной степени повлияла на его собственное поэтическое творчество.

До своего назначения Рунеберг весной 1830 г. издал сборник «Стихи». Это был первый настоящий сборник стихов, опубликованный в Финляндии; он также был хорошо встречен в Швеции. В том же году он опубликовал «Сербские песни» в переводе с немецкого на шведский язык. Эта книга существенно повлияла на укрепление интереса финнов к своей фольклорной традиции, а также на его друга Лённрота.

Совместно с другими молодыми преподавателями в 1831 г. Рунеберг основал школу нового типа – Гельсингфорский лицей, а уже в следующем году начал редактировать газету «Гельсингфорс Моргонблад», выходившую два раза в неделю. Собственно, еще с 1827 г. Рунеберг сотрудничал с различными туркускими и хельсинкскими газетами. Газета знакомила читателей с событиями в мире, для чего Рунеберг вместе со своей супругой Фредрикой отбирал и переводил избранные статьи из целого ряда иностранных газет.

Кроме того, он занимался поэтическими переводами с разных языков. Рунеберги заключили брак в 1831 г., и в течение 19 лет у них родилось восемь детей, из которых шестеро остались живы.

Супруги входили в кружок семей молодой университетской интеллигенции, образовавшийся вокруг их общего родственника Й.Й. Тенгстрёма. Это так называемое «Субботнее общество» сыграло важную роль в деятельности Финского литературного общества, основанного в 1831 г.

В последующие годы Рунеберг опубликовал диссертацию, необходимую в связи с соисканием ассистентской должности в университете, в которой рассматривал функцию хора в классических греческих трагедиях, однако должности не получил. Тогда же появились две гекзаметрические поэмы на финском материале: «Охотники на лосей» (1832) и «Ханна» (1836), в которых описывался, соответственно, крестьянский и пасторский быт. Первая давала идеализированное представление о финском народе, вторая – летние картины сельской Финляндии.

В «Охотниках на лосей» описывается сельский быт в Хяме. Произведение содержит размышления автора о браке и любви, в нем, в качестве изюминки, появляются карельские коробейники, есть вставные элементы и счастливый конец с помолвкой. Все герои, а также некоторые предметы снабжены эпитетами в гомеровском стиле и все они, вплоть до последнего бродяги, представлены в положительном свете. В целом поэма написана в драматическом ключе. О самой охоте на лосей в ней не говорится ни слова, действие происходит в избе, где присутствуют женщины и коробейники, пока мужчины находятся в лесу.

Поэма «Ханна» является реминисценцией немецкой идиллической эпики того времени. Главная героиня – дочка пастора, брат которой с друзьями приезжает из университетского города на каникулы в деревню. Молодежь отправляется в поход на гору, во время которого, в окружении летней ночи, между одним из гостей и Ханной вспыхивает любовь.

В 1834 г. Рунеберг пробует свои силы в роли драматурга, написав комедию «Сельский угодник». Годом ранее он издает второй том «Стихов». Если первая книга содержала цикл из пяти частей («Ночи ревности»), то во вторую была включена более объемная поэма «Могила в Перхо». Оба сборника содержат заключительный раздел «Идиллии и эпиграммы»: в первом их было 27 без названия, во втором 33, уже с названиями. Идиллии и эпиграммы были положены на музыку, особенно в виде вокальных произведений Сибелиуса, благодаря чему стали наиболее известными лирическими стихотворениями Рунеберга.

После двух первых поэтических сборников к Рунебергу пришла устойчивая слава лирического поэта, который, с античной простотой и меткостью выражения, описывает любовные переживания, их робкое начало, всеохватность и ревность. Он проводит удачные параллели между природой и душевными состояниями, как, например, в знаменитом стихотворении «У колодца».

Во многих его стихотворениях присутствует сильный моральный посыл, например, в безымянном стихотворении о Пааво из Саариярви. Все это имело в своей основе корни античной культуры.

Имидж Рунеберга-поэта формировался на протяжении 1830-х гг. Его основной составляющей стало глубокое усвоение принципов и моральных установок античной литературы. Последующая его деятельность в университете и гимназии еще более упрочила его связь с греческой и римской поэзией.

В филологии Рунеберг придерживался классических представлений о превалирующем значении литературы. Впоследствии он отказался от предложенной ему должности профессора греческой литературы, так как не желал следовать за новыми тенденциями в академической филологии, доминировавшими в особенности в Германии, согласно которым все больше роли отводилось лингвистике и критике текста.

Его увлечение античной литературой было тесно связано с модным в 1820-е гг. интересом к балканской народной поэзии, которая воспринималась как преемница гомеровской традиции. Раннее творчество Рунеберга формировалось под влиянием его увлечения сербской поэзией, что особенно чувствуется в «Идиллиях и эпиграммах» из первого сборника и в поэме «Могила в Перхо» из второго сборника. Кроме того, Рунеберг черпал вдохновение, как для своих комедий, так и для стихотворений третьего сборника стихов и поэмы «Ханна», в буржуазном романтизме того времени. Популярный тогда исторический романтизм наиболее отчетливо проявился в поэме «Надежда», события которой развиваются в мифическом прошлом России. Однако центральным элементом поэзии Рунеберга являлось известное из античности понятие virtus, мужское начало, проявлявшееся по-разному и в героизме солдата, и в верности Пааво из Саариярви, и в бескомпромиссности его обширной любовной лирики.

В 1837 г. Рунеберг получает постоянную должность в гимназии в Порвоо вначале в качестве лектора римской, а с 1842 г. и греческой литературы. В Финляндии в то время было лишь две шведоязычных и одна немецкоязычная гимназия. Должность предполагала также получение церковного сана, так в 1838 г. Рунеберг стал пастором.

Свои религиозные представления он описал в «Письмах старого садовника», в которых проявилась вся его антипатия по отношению к аскетизму пиетистов и отрицанию мирского начала вообще. Должность лектора гимназии открывала возможность продвижения по лестнице церковной иерархии, так что вполне возможно, что Рунеберг мечтал о назначении его епископом. С финансовой стороной такой карьеры он был знаком еще в период своего плотного общения с семейством Тенгстрёма, который и сам пришел к сану через поэзию и греческий язык. В гимназии же Рунеберг придерживался старого стиля обучения.

В период политической нестабильности 1847–1850 гг. он занимал пост директора гимназии, а в 1857 г. в возрасте 53 лет вышел на пенсию с сохранением полного жалования. С переездом в Порвоо Рунеберг отошел от «Гельсингфорс Моргонблад», но уже в 1838 г. основал газету «Борго Тиднинг», постоянным сотрудником которой и являлся вплоть до 1848 г.

В порвоский период семья Рунебергов росла, и в 1852 г. они переехали в новый дом поблизости от гимназии, который позже был превращен в дом-музей. Еще ранее семья обзавелась летней виллой, где Рунеберг с сыновьями любили порыбачить. Ко всему он был еще и заядлым охотником.

В Порвоо Рунеберг пережил несколько влюбленностей, из которых наиболее значимой была Эмилия Бьёркстен, но все они оказали сильное влияние на его внутренний мир и творчество. Рунеберг довольно рано получил признание в Швеции, а в конце 1830-х гг. и в России, чему в значительной степени способствовал Я.К. Грот.

В 1839 г. он получил награду Шведской Академии за свои достижения в области поэзии, и в этом же году император предоставил ему дополнительную ежегодную стипендию. Интерес к его творчеству в России привел Рунеберга к написанию в 1841 г. поэмы «Надежда», основанной на русском материале, которая появилась одновременно с третьей гекзаметрической поэмой «Рождественский вечер».

Рунеберг был одной из центральных фигур на праздновании 200-летнего юбилея университета и участвовал в завязывании отношений между финляндскими и русскими писателями, вылившимися в совместное издание. Рунеберга называли в России «финским Пушкиным».

Такое внимание в какой-то степени побудило его не только написать «Надежду», но и задуматься о своей роли в национальном и международном масштабе. Тематика «Рождественского вечера» также связана с Россией – в произведении сыновья владельца усадьбы, майора и старого солдата воюют в составе русских войск против турок. Сына первого ранят, второй погибает. Как и ранее, в этой поэме центральной фигурой вновь является женский образ. На последних страницах произведения Рунеберг впервые формулирует свое видение Финляндии, исполненное как моральным, так и эмоциональным содержанием: страна предстает как родина, олицетворяемая образом старого солдата, удовлетворенного своей бедностью.

В третьем сборнике «Стихов» (1843) и в вышедшей в следующем году эпической поэме «Король Фьялар», написанной в духе «Песен Оссиана», видится меланхолический настрой Рунеберга, прослеживается влияние европейской литературы.

Творчество автора получало все большее признание, доказательством чему служит полученное им в 40-летнем возрасте звание почетного профессора и членства в шведском рыцарском ордене Северной звезды. Политическая нестабильность, приведшая к революциям 1848 г., подтолкнула Рунеберга к написанию в 1846 г. стихотворения «Наш край», которое было представлено студентам Хельсинкского университета.

Стихотворение изначально задумывалось как национальный гимн. А уже к рождеству 1848 г. вышла первая часть «Сказаний прапорщика Столя», включавшая в себя стихотворения, в которых воспевались мораль и чувство ответственности. Общий тон книги был и консервативно-патриотическим, и она имела существенное значение для формирования национального идентитета и придания ему неогуманистической окраски.

В стихотворении «Наш край» и включенном во вторую часть «Сказаний» стихотворении «Пятое июня» патриотизм переплетается с воспеванием пейзажа и эстетико- моральными обязательствами человека, о чем автор говорил ранее в поэме «Ханна». Произведение подчеркивает бедность народа Финляндии, его способность довольствоваться малым и подчиняться судьбе, но при этом поднимает на щит его верность и храбрость. «Наш край» заканчивается провозглашением грядущего светлого будущего, причем приход этого будущего, вопреки господствующим европейским течениям, Рунеберг видит не через революцию или борьбу, но через развитие и «взросление» народа. В условиях революционной ситуации Рунебергу удалось направить беспокойное студенчество в направлении лояльности и самоконтроля. Как результат умелого руководства со стороны Фредрика Сигнеуса, на состоявшемся 13 мая 1848 г. весеннем празднике студенческих землячеств песня «Наш край» была впервые исполнена как национальный гимн.

Фредрик Пациус положил стихотворение на музыку, а Рунеберг включил ноты в качестве приложения к «Сказаниям прапорщика Столя». Большую часть 1850-х гг. Рунеберг посвятил составлению церковных песенников. Он внес исправления во многие ранние сборники и сам написал 62 новых гимна, часть из которых до сих пор входит и в шведоязычный, и в финноязычный песенники.

В конце десятилетия новый политический поворот в континентальной Европе и в Финляндии вновь обратил его внимание к событиям времени. В какой-то степени на него оказывали влияние его сыновья. В результате появилась вторая часть «Сказаний прапорщика Столя», более воинственная по настрою в сравнении с первой. Примером такого рода воинственного патриотизма могут служить «Марш Бьёрнеборгского полка» и «Сын солдата».

Между первой и второй частью «Сказаний» наблюдается существенная разница, особенно в том, что первая написана в явно прорусском духе, вторая же – в прошведском, при этом она более исторична. Общим же для обеих книг является их атмосфера, наполненная идеалами античности – мужества, верности, героизма, терпения, воинского братства. Впоследствии потомки хотели видеть в этих стихах изображение войны 1808–1809 гг. Однако, к примеру, в стихотворении «Дёбельн в Ютас» речь идет вовсе не о битве при Юутте, но о внутренних коллизиях самого Дёбельна. А темой «Пятого июля» являются не действия Дункера, но чувства ответственности перед родиной, вдохновленное красотой природы.

В 1854 г. Рунеберг издал отдельной книгой свои ранние новеллы и наброски к романам, в 1862 г. он написал комедию «Не могу», за которой последовала трагедия «Цари Саламии», написанная в греческом стиле и затрагивающая идею справедливости. Эти работы знаменовали, с одной стороны, возвращение к собственно творческому писательскому труду после периода работы над церковными песнопениями 1850-х гг., которые он рассматривал как тяжелую обязанность. С другой стороны, это говорило о его стремлении к обновлению и развитию собственного писательского дарования в условиях социально-политической ситуации нового десятилетия.

На творчество Рунеберга оказало влияние и то, как его принимали в Швеции, и как там продавались его труды, после его единственной зарубежной поездки в Стокгольм в 1851 г. и начала издания в Швеции его «Избранных произведений». В начале 1840-х гг. Рунеберг был заинтересован в своей популярности в России и далее в Европе, однако этот интерес сошел на нет на фоне растущего спроса на его книги в Швеции, где он приобрел значение, сходное со статусом национального поэта. Его «Наш край» пели в Швеции подобно национальному гимну, а «Охотники на лосей» и «Сказания прапорщика Столя» входили в обязательную программу школьного обучения вплоть до 1950-х гг.

После 1854 г. работа над церковными гимнами стала тяготить Рунеберга, и в 1857 г. он уходит в отставку. Семейство начало жить на его пенсию и гонорары от издания песенников. Поэт высказывал удовлетворение, что имеет возможность сосредоточится на «охоте на лис и подготовке прапорщиков». В 1863 г., в год выхода в свет «Царей Саламии», во время охоты Рунеберг перенес апоплексический удар, от которого так никогда и не оправился, оставаясь прикованным к постели вплоть до самой смерти в 1877 г.

Письма Фредерики Рунеберг их сыну Вальтеру в Рим рисуют удручающую картину состояния глубочайшей депрессии, в которой поэт находился все эти годы. Многие годы Финляндия жила в ожидании его смерти.

Вместе с тем, в эти годы он получил множество знаков внимания, включая членство в Стокгольмской Королевской Академии литературы и Санкт- Петербургской императорской Академии наук.

Российский император прислал ему табакерку с бриллиантами, а в Швеции ему был присвоен титул кавалера Рыцарского ордена полярной звезды.

Все это было свидетельством растущей славы Рунеберга. Начиная с 1861 г. стали выходить переиздания «Избранных произведений», и Рунеберга начали переводить на многие языки. Его стихи Август Алквист (Оксанен) переводил на финский еще в 1844 г., а финский перевод «Сказаний прапорщика Столя», подготовленный в 1867 г. специальным комитетом (так называемый «перевод Каяндера») приобрел впоследствии большую известность и был часто цитируем. Большую часть творчества Рунеберга перевел на финский Отто Маннинен, однако, эти переводы уже частично устарели.

Стихи Рунеберга изначально привлекали композиторов. Песни Ф.А. Эрстрёма на стихи Рунеберга «У колодца» и «Лебедь», приобрели известность финских народных песен. Помимо песни «Наш край», Фредрик Пациус положил на музыку стихотворение «Сын солдата». Музыку к большому количеству стихотворений Рунеберга написали Карл Коллан и Аксель Ингелиус. Международную известность приобрела музыка Сибелиуса на любовную лирику Рунеберга.

Еще при жизни Рунеберг стал «первым великим человеком Финляндии», почитание его памяти приобрело почти религиозные формы.

День Рунеберга (5 февраля) отмечался как национальный праздник, с зажиганием свечей, а по инициативе Сейма был проведен сбор денег на большой памятник поэту в Хельсинки.

Авторство этого первого крупного памятника в столице княжества принадлежит сыну поэта Вальтеру. Он был торжественно открыт при большом стечении публики в 1885 г.

Дом Рунеберга был выкуплен государством у его семьи в 1880 г., отреставрирован и открыт для доступа в 1882 г.

Основанное в 1885 г. Шведское литературное общество Финляндии взяло на себя обязательство сохранения памяти Рунеберга. Пик культа Рунеберга пришелся на период политических волнений, начавшийся в 1899 г. Тогда была предпринята попытка направить монархические настроения народа на поклонение национальным героям. Бесплатно, или же в недорогих изданиях, распространялись «Сказания прапорщика Столя», затем это же повторилось во время Зимней войны. Многие места из книги стали живыми цитатниками как на шведском, так и на финском языках, поскольку практически все жители Финляндии знакомились с этим произведением в школе. Все произведения поэта переводились на финский язык, начиная с 1840-х гг. С 1830-х гг. о Рунеберге знали и в России. Многие из его сочинений переводились на немецкий, датский, французский и английский языки («Ханна», «Надежда», «Король Фьялар», «Сказания прапорщика Столя»). «Ханна» и «Надежда» были переведены на итальянский. Празднование столетнего юбилея Рунеберга привлекло внимание и за пределами Финляндии. В Швеции поэт всегда входил в число наиболее выдающихся представителей шведоязычной литературы.

Автор – МАТТИ КЛИНГЕ

Материал взят из Коллекции биографий «Сто замечательных финнов» © Biografiakeskus, Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, PL 259, 00171 HELSINKI